КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

И.И. Никитчук: Черный октябрь 1993 года

Print Friendly and PDF

В октябре текущего года исполняется 30 лет расстрела Советской власти. Сотни советских людей отдали свои жизни защищая ее. Это были настоящие герои.

1990-е годы – страшное время, когда олигархи и ОПГ захватили основные экономические рычаги. За всеми событиями стоял Запад, а Ельцин стал всего лишь послушным инструментом в их руках. Это был период торжества либералов. В их планы входило постепенное разрушение государства. Они подпитывали русофобию и пытались поставить все исторически русское вне закона – лишить русских почвы и традиций. Критический, переломный 1991 год. Власть захватили либерал-реформаторы и западники. Именно они повинны в развале СССР, попытавшись поставить Россию на западные рельсы и заработать на продаже Родины.

Самоуверенность и безнаказанность предателей во главе с государственным преступником Б. Ельциным приобрели реальную силу после развала Советского Союза в декабре 1991 года при отсутствии сколь-нибудь существенного сопротивления коммунистов и всего народа кучке отщепенцев во главе с президентом СССР М. Горбачевым. Одурманив народ ложными обвинениями коммунистов, устоев Советской власти, прикрываясь крикливыми лозунгами, они начали безжалостно крушить первое в мире пролетарское государство и все что было им создано. Преемницей СССР стала ельцинская Российская Федерация.

На политическом поле стали расти, как грибы в дождливую погоду, различной направленности и окраски партии и движения. Левый блок этих объединения состоял из «Российского единства» («Аграрный союз России», «Коммунисты России», бабуринская «Россия» и фракция «Отчизна», состоявшая из радикальных коммунистов и отставных военных), блока «Созидательные силы» (фракции «Промышленный союз», «Рабочий союз России — реформы без шока», «Смена — новая политика»), центристского блока «Демократический центр». На реформаторских и проельцинских позициях находились парламентский блок «Коалиция реформ» (фракции «Демократическая Россия» и «Радикальные демократы») и внеблоковая фракция «Согласие ради прогресса». В стране установилось двоевластие: с одной стороны президент и его реформаторское окружение, стремящиеся узурпировать власть, с другой – сторонники Советской власти и Съезд народных депутатов с его неограниченными полномочиями, которые противились проведению либеральных реформ Гайдара, Чубайса и других разрушителей народного хозяйства страны, грабителей населения России, были против их проведения. Только за один год поведения этих реформ цены выросли в 26 раз, а покупательная способность вкладов населения уменьшились на 94%. Несмотря на заявление Ельцина лечь на рельсы, если положение будет ухудшаться, жизнь граждан не улучшалась. Законодательная власть постоянно конфликтовала с исполнительной. Существование оппозиционного Верховного Совета РФ создавало для ельцинского правительства серьезные препятствия в дальнейшем проведении рыночных реформ.

Кроме того, возник коренной разлом между прозападной либеральной верхушкой во главе с Ельциным и разочарованным народом. Главный участник тех событий – народ, который осознал, что власть захватили прозападные силы, вымывающие почву русского самосознания из-под ног. Люди наконец отрезвели и поняли всю циничность либерального обмана. К власти пришли откровенные разрушители суверенитета страны – ни о какой обещанной глянцевой демократии и речи не шло. Либералы предали национальные интересы, криминализовали экономику, свернули промышленные и сельскохозяйственные производства и на эту разруху попытались навесить бантики западных “ценностей”…

20 марта II пленум ЦИК КПРФ принимает решение голосовать на объявленном апрельском референдуме против доверия президенту Ельцину, против социально-экономической политики правительства, за досрочные выборы президента и против досрочных выборов народных депутатов. Но 25 апреля на референдуме большинство голосовавших выразили поддержку президенту Ельцину и выступили за досрочные выборы народных депутатов.

В тот же день Ельцин выступил с телевизионным обращением к народу, объявив, что только что подписал указ о введении «особого порядка управления». Однако, как выяснилось чуть позже, в действительности указ с таким содержанием не был подписан. Со стороны Съезда народных депутатов последовала немедленная реакция. Съезд народных депутатов предпринял попытку отрешить президента от должности, но для отрешения не хватило 72 голосов.

По воспоминаниям бывшего начальника службы безопасности президента России А.  Коржакова, президент Ельцин вызвал руководителя главного управления охраны, коменданта Кремля М. Барсукова и предложил разработать план действий на случай, если съезд примет решение об его отрешении. Согласно плану в случае импичмента предполагалось зачитать депутатам Указ о роспуске съезда и отключить свет, воду, тепло, канализацию, а в случае сопротивления использовать канистры с раздражающим веществом для выкуривания депутатов из зала заседаний.

О серьезности использования силы со стороны исполнительной власти засвидетельствовано и кровавыми событиями 1 мая 1993 года в Москве. Этим они продолжили исторический счет антинародного режима Ельцина, начатый 23 февраля и 22 июня 1992 года.

В соответствии с Конституцией и законом о проведении митингов, шествий и демонстраций Фронт национального спасения, Трудовая Россия, ряд других организаций своевременно обратились в мэрию Москвы с уведомлением о проведении праздничного шествия и митинга на Красной площади. Сбор манифестантов определялся на Октябрьской площади. В установленный срок официального ответа от мэрии не последовало. Более того, за день до торжества в мэрии состоялось совещание по этим вопросам. Но ни официального ответа, ни документов, мотивирующих отказ, представители администрации не дали.

Лишь накануне 1 мая в печати было опубликовано распоряжение Ельцина о запрете проведения массовых мероприятий вблизи правительственных зданий в центре Москвы.

1 мая с утра десятки тысяч москвичей собрались на Октябрьской площади. Солнечная погода обещала радостный праздник. Но постепенно настроение у манифестантов портилось. Площадь окольцовывалась экипированными до зубов омоновцами, милицией, грузовиками, самосвалами, пожарными водометами…

Путь на Красную площадь был перекрыт и со стороны улицы Димитрова, и со стороны Крымского моста. Многие почувствовали себя оскорбленными и униженными. Это была явная демонстрация грубой силы, наглый вызов людям труда. 

Во избежание столкновений с блюстителями порядка организаторами манифестации было принято разумное решение идти по единственно свободному маршруту по Ленинскому проспекту, чтобы на Ленинских горах провести митинг. Шли с песнями. В районе Академии наук по рядам прошел слух, что впереди омоновцы вновь перекрывают путь. Идти стало некуда. Сзади — ОМОН, впереди — ОМОН. Всё закрыто. Непоправимого ещё можно было избежать, и организаторы шествия всё для этого делали. Член Верховного Совета России Саенко пытался убедить милицейского полковника, у которого была рация, разрешить ему по ней связаться с руководством МВД. Но переговоры с полковником успеха не имели. Манифестанты стали растаскивать машины для прохода. Из-за спины омоновцев в демонстрантов полетели камни. В ответ полетели те же камни обратно. Омоновцы методично избивали людей дубинками. Не щадили ни женщин, ни стариков, ни инвалидов. Избиение демонстрантов продолжалось около 2 часов. 

О том, что операция устрашения была не случайной, говорит высокий уровень должностных лиц, к ней причастных. Это начальник службы безопасности Москвы Севостьянов, генералы Киселев и Иванов, последний являлся зам. министра МВД РФ.

В результате спровоцированного побоища травмировано было более 370-ти участников демонстрации, более 10 из них госпитализированы. Получили травмы различной тяжести, в основном головы, лица, ног более 200 работников милиции, в т.ч. более 180-ти бойцов ОМОНа и более 40 солдат дивизии им. Дзержинского. 

Зверскую расправу над демонстрантами осуществлял 2 батальон ОМОНа из полка, которым командовал Д.В. Иванов. Притом, это были настоящие власовцы, которые остервенело топтали красный флаг, избивали женщин, несущих портреты Ленина. Они и сегодня делают это же — срывают и топчут красный флаг, под которым советские солдаты били фашистов в Великую Отечественную войну.

Запугать трудящихся властям не удалось. Они явно рассчитывали, что на 9 мая все спрячутся на дачах, и выйдут лишь 20 тысяч недобитых стариканов, а вышло не 100, а 200-300 тысяч человек.

Чувствуя нарастание сопротивления народа, Ельцин и его окружение готовятся к окончательному захвату власти. Для этого готовится специальный указ президента. 1 сентября Ельцин попытался отстранить от исполнения обязанностей вице-президента А. В. Руцкого, который в последнее время неоднократно выступал с жёсткой критикой Ельцина и правительства. Однако действие указа было приостановлено Верховным Советом до решения в Конституционном суде РФ. 12 сентября проект такого указа под №1400 впервые обсуждали в Ново-Огарёве, куда Ельцин пригласил министра иностранных дел А. В. Козырева, министра обороны П. С. Грачёва, министра внутренних дел В. Ф. Ерина, и. о. министра безопасности Н. М. Голушко, начальника службы безопасности А. В. Коржакова и начальника главного управления охраны М. И. Барсукова. Участники совещания указ одобрили.  Решено распустить Съезд и Верховный совет 18 сентября. Перекрыть входы в здание и не пускать депутатов внутрь.  

Но только 21 сентября 1993 г. Ельцин подписал Указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Вечером того же дня, около 20.00, этот указ был озвучен в телевизионном обращении Бориса Ельцина к гражданам Российской Федерации. Суть указа сводилась к роспуску Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ и прекращению полномочий народных депутатов Российской Федерации. Тем самым, официально прекращалась деятельность органов советской власти на территории Российской Федерации.

Естественно, что решение о роспуске Верховного Совета, о подготовке которого оппозиционным силам было известно заранее, было крайне негативно встречено большинством народных депутатов страны, вне зависимости от их политических убеждений. На выступление Ельцина депутаты отреагировали мгновенно. Спустя 30 минут после обращения президента по телевидению выступил председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов. Он дал определение действиям Ельцина с точки зрения депутатов Верховного Совета — «государственный переворот». В 22.00, спустя два часа после телеобращения президента, состоялось экстренное заседание президиума Верховного Совета РФ, на котором было принято Постановление «О немедленном прекращении полномочий Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина». Примерно в это же время на экстренном заседании Конституционного суда РФ, на котором председательствовал Валерий Зорькин, было решено, что указ президента страны нарушает действующую Конституцию Российской Федерации и является основанием для отстранения Б.Н. Ельцина от должности Президента Российской Федерации. Когда в Верховном Совете РФ стало известно о заключении, вынесенном Конституционным судом РФ, депутаты приняли постановление о возложении исполнения обязанностей президента страны на действующего вице-президента РФ Александра Руцкого. Так начался политический кризис, который постепенно перерос в прямое противостояние законодательной и исполнительной власти.

Ельцина поддерживали политические партии либеральной ориентации, сторонники дальнейших рыночных реформ в стране, а также часть тех слоев населения, которые в процессе реформ выигрывали — новоявленные российские буржуа, часть творческой интеллигенции, хорошо оплачиваемые сотрудники коммерческих фирм.

В то же время среди значительной части рабочих и служащих, особенно в провинции, распространялись симпатии к Верховному Совету РФ и к поддерживавшим его позицию коммунистическим и национально-патриотическим партиям. Либеральные СМИ окрестили блок сторонников сильного социального государства «красно-коричневым», намекая на тактическое объединение коммунистов и националистов. На стороне Верховного Совета РФ находились симпатии и многих кадровых военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов.

 Депутаты Верховного Совета приняли решение об организации обороны Дома Советов и формировании Штаба обороны. Президиум Верховного Совета РФ обратился к народным депутатам, военнослужащим Российской Армии, сотрудникам Министерства безопасности РФ и Министерства внутренних дел РФ, всем гражданам Российской Федерации с призывом предотвратить государственный переворот. Уже в 20.45 минут, менее чем через час после обращения Б.Н. Ельцина и ответной реакции Верховного Совета, перед «Белым домом», как называли здание Верховного Совета РФ, стали собираться москвичи. Начался стихийный бессрочный митинг, основную роль в котором играли активисты различных политических партий и общественно-политических организаций. В 22.00 сотрудники московской милиции оцепили здание мэрии Москвы. Было блокировано и здание Парламентского центра. Тем временем, у «Белого дома» шло строительство баррикад. Люди еще не забыли опыт двухгодичной давности, когда в августе 1991 г. также строились баррикады — только не коммунистами, а сторонниками демократических реформ. Спустя два года стороны поменялись местами. В 00.00 часов открылась экстренная сессия Верховного Совета РФ, которая продолжалась с перерывами до 19 часов.

Уже в 00.17 Верховный Совет принял постановление о прекращении полномочий Президента РФ Бориса Николаевича Ельцина с 20 часов 00 минут 21 сентября 1993 г. и о переходе полномочий президента страны к вице-президенту Российской Федерации Руцкому Александру Владимировичу. А.В. Руцким сразу же был отменен указ Ельцина о роспуске Верховного Совета.

После этого Верховным Советом были приняты постановления о новых назначениях на важнейшие посты в силовых структурах страны. Министром обороны Российской Федерации был назначен генерал-полковник Владислав Ачалов, министром безопасности — генерал армии Виктор Баранников, исполняющим обязанности министра внутренних дел — генерал-лейтенант Андрей Дунаев. Надо отметить, что В. Баранников и А. Дунаев до этого были сторонниками Ельцина.

К 10 часам утра 22 сентября у Дома Советов собралось около полутора тысяч человек, причем численность сторонников Верховного Совета с каждым часом росла и во второй половине дня здесь находилось уже несколько тысяч человек. Одновременно размежевание ветвей власти произошло и на городском уровне. Сессия Моссовета оценила действия Ельцина как антиконституционные, а его указ — как не имеющий юридической силы. Одновременно правительство Москвы во главе с мэром Юрием Лужковым поддержало действия президента и выпустило соответствующее заявление. Тем временем, в здании Верховного Совета была отключена телефонная связь, а позже и электричество. Встал вопрос об организации охраны «Белого Дома». Сил Департамента охраны, подчинявшегося МВД РФ, а в оперативном отношении — первому заместителю Председателя Верховного Совета Ю. Воронину, было явно недостаточно. Ведь в Доме Советов несли охранную службу лишь 150 милиционеров. Еще 40 человек работало в отделе охраны, обеспечивавшем безопасность председателя Верховного Совета РФ Руслана Хасбулатова. С целью обеспечения охраны Дома Советов из числа собравшихся у здания граждан началось формирование добровольческих подразделений, в которых сразу же стали записываться как люди с военным прошлым, так и гражданские, включая активистов общественных и политических организаций и просто неравнодушных москвичей и гостей столицы, поддерживавших позицию Верховного Совета РФ. Владислав Ачалов, занявший пост министра обороны, отдал приказ о выдаче добровольцам, набранным в охранные подразделения Дома Советов, огнестрельного оружия в количестве 74 автоматов АКС-74У, 7 пистолетов, 9600 патронов к АКС-74У, 112 патронов к пистолетам. Поскольку Александр Руцкой не доверял Департаменту охраны Верховного Совета РФ, он приказал Владиславу Ачалову к 10 часам утра 25 сентября сформировать мотострелковый полк из числа резервистов города Москвы для охраны Верховного Совета РФ. Одновременно директор Департамента охраны Верховного Совета Александр Бовт получил приказ выдать автоматическое стрелковое оружие согласно штатному расписанию мотострелкового полка.

Тем временем, здание Дома Советов было блокировано прибывающими к нему силами московской милиции, ОМОНа и частями внутренних войск МВД РФ. Перед военнослужащими внутренних войск и сотрудниками милиции была поставлена задача — никого не пропускать в Дом Советов, но людей из Дома Советов выпускать. К этому времени в здании Дома Советов находилось около 2000 человек. Руководством ГУВД г. Москвы был утвержден План оперативных мероприятий, в соответствии с которым полностью прекращался доступ людей к Дому Советов. Прилегающие к зданию улицы были перекрыты заграждениями из поставленных друг за другом вплотную поливальных машин и колючей проволоки. Непосредственно перед заграждениями выставили два ряда оцепления из сотрудников милиции и военнослужащих войск МВД. Также были установлены три водомета, направленных в сторону города — на случай попыток прорыва к зданию Дома Советов демонстрантов из числа оппозиционно настроенных граждан. С 8 часов утра 28 сентября напротив милицейского оцепления начали собираться люди, выступавшие в поддержку А.В. Руцкого и Верховного Совета РФ. По мере роста числа людей накалялась обстановка. Так, в 18.45 в районе пер. Конюшковского группа граждан численностью около тысячи человек предприняла попытку прорыва оцепления, но после столкновения с сотрудниками милиции была рассеяна. Пятнадцатью минутами позже произошло столкновение сторонников Верховного Совета РФ с милицией в районе станции метро «Баррикадная». На следующий день манифестанты повторно предпринимали попытки прорыва к зданию Верховного Совета РФ.

Исполнительная власть пытается договориться с Верховным Советом. Ельцин и Председатель Правительства РФ Виктор Черномырдин обратились к Александру Руцкому и Руслану Хасбулатову с требованием до 4 октября 1993 г. вывести из Дома Советов депутатов их сторонников и сдать находившееся в их распоряжении оружие. Это предложение было отвергнуто, но было принято решение 1 октября 1993 г. собрать и складировать нештатное оружие, находящееся на территории Дома Советов, под контролем совместных групп из числа представителей обеих сторон конфликта. Также Верховный Совет шел на сокращение численности наружной охраны Дома советов, а Ельцин, в ответ, разрешал включить электроэнергию и теплоснабжение здания парламента. После реализации данных пунктов соглашения стороны должны были приступить к снятию наружной охраны Дома Советов со стороны ГУВД Москвы и вывести из здания все охранные подразделения, созданные в конце сентября по приказу Руцкого. После этого предполагалось перейти к дальнейшему согласованию правовых и политических гарантий. Свет и отопление в «Белом доме» действительно были вскоре включены. Однако в 6 часов утра 1 октября Военный совет обороны Дома Советов РФ расценил подписание соглашения с представителями Ельцина, осуществленное Абдулатиповым и Соколовым, как ошибочное. Действия Абдулатипова и Соколова были расценены как превышение полномочий, а протокол № 1 отменен. После этого решения электричество в Доме Советов было вновь отключено, а к зданию выдвинулись четыре колонны бронетехники Отдельной мотострелковой дивизии особого назначения («дивизия Дзержинского»). Кроме того, стало известно о готовящемся аресте 164 руководителей обороны Дома Советов, народных депутатов и политиков сразу после взятия здания. В 10.30 начались новые переговоры — на этот раз в Свято-Даниловом монастыре, при посредничестве Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II. На них была подписана программа мер по нормализации обстановки, в которую входили взаимное предоставление сведений о запланированных действиях, составе вооруженных сил и вооружений, организация совместной охраны мест хранения оружия, установление режима пропуска граждан в Дом Советов. Однако 2 октября А.В. Руцкой издал Указ «О Президиуме Совета Министров — Правительства Российской Федерации», в соответствии с которым отправил в отставку председателя правительства Виктора Черномырдина, его первого заместителя Егора Гайдара и целый ряд других министров. Днем 2 октября у здания МИД РФ начался митинг сторонников Верховного Совета РФ, жестко разогнанный милицией. Манифестанты построили на Садовом кольце баррикаду, перекрыв движение. Разогнать защитников баррикады и разрушить саму баррикаду у милиции не получилось, поэтому руководство ГУВД Москвы достигло соглашения с манифестантами, что в 23 часа они сами покинут Садовое кольцо, не встречая попыток милиции к их задержанию. Однако в действительности манифестанты организованной колонной покинули баррикаду еще раньше — в 21 час, возглавляемые известным политиком, лидером Фронта национального спасения Ильей Константиновым. 

На следующий день, 3 октября 1993 г., ситуация вокруг «Белого дома» продолжала накаляться. К 12.00 на Октябрьской площади начался оппозиционный митинг, организованный Фронтом национального спасения Ильи Константинова. Присутствовавшие на митинге активисты коммунистического движения «Трудовая Россия» во главе с Виктором Анпиловым собрались идти к зданию Дома Советов. В 13.20 представители Виктора Анпилова встретились с Александром Руцким и известили последнего о том, что митинг отменить уже невозможно.

К 14.00 часам, на которые было назначено начало митинга, Октябрьская площадь была оцеплена сотрудниками милиции. По предложению Анпилова часть митингующих, численностью в несколько тысяч человек, двинулась в сторону Дома Советов РФ. Сотрудники милиции и военнослужащие внутренних войск остановить колонну демонстрантов не смогли и стали отступать. Постепенно отступление превратилось едва ли не в бегство — многие милиционеры и солдаты бросали дубинки и щиты. Часть снаряжения правоохранителей была захвачена демонстрантами. В 14.35 начальник ГУВД Москвы генерал Панкратов приказал направить на Зубовскую площадь резерв из 350 солдат ВВ МВД. Однако прибывший резерв спустя 5-7 минут был сметен демонстрантами, а 10 автомобилей, на которых прибыли военнослужащие, захвачены. К 15.20 передовые группы демонстрантов подошли к зданию мэрии Москвы. Оцепление милиции и внутренних войск было рассеяно и здесь. Руководство отдало приказ милиционерам и омоновцам открыть огонь из пистолетов и автоматов. Над головами была дана очередь из крупнокалиберного пулемета БТР. Демонстранты стали разбегаться, преследуемая сотрудниками милиции, применявшими против них спецсредства. Тем временем, на звуки стрельбы в районе мэрии из здания Верховного Совета вышла группа членов «Русского национального единства» численностью в 15 человек, к которым присоединились трое охранников генерал-полковника Альберта Макашова, назначенного Руцким заместителем министра обороны Владислава Ачалова. После того, как защитники Дома Советов предприняли контратаку мэрии уже с оружием, среди милиционеров, охранявших мэрию, началась паника. В течение получаса манифестанты под руководством генерала Макашова захватили здание московской мэрии. Военнослужащие и сотрудники милиции, оборонявшие мэрию, стали сдаваться. Некоторых из них задержали и доставили в здание Дома Советов, других отпустили. Кроме того, демонстранты задержали также несколько высших чиновников правительства Москвы, распущенного по приказу и.о. президента Александра Руцкого. ОМОН и подразделение внутренних войск, отступившие от здания мэрии, бросили военные грузовые автомобили «ЗИЛ-131» с ключами в замках зажигания и один гранатомет. Улицы Москвы фактически оказались в руках демонстрантов. Последние завладели 10-15 военными грузовиками и 4 бронетранспортерами. Под руководством генерала Макашова и лидера «Трудовой России» Анпилова демонстранты двинулись к зданию телецентра в Останкино. Некоторые из демонстрантов поехали на захваченных грузовиках, впереди колонны на автомобилях следовали генерал Альберт Макашов с охраной, лидер Фронта национального спасения Илья Константинов и лидер «Трудовой России» Виктор Анпилов. Для обороны Останкино от возможного нападения демонстрантов командующий Внутренними войсками МВД РФ генерал Анатолий Куликов направил 84 военнослужащих Софринской бригады ВВ, не имевших при себе огнестрельного оружия. Кроме того, к телецентру прибыли 105 военнослужащих спецназа МВД «Витязь», которые были вооружены ручными пулеметами, автоматами, гранатометами, снайперскими винтовками и передвигались на 6 бронетранспортерах. Они заняли круговую оборону. На помощь «Витязю» и Софринской бригаде прибыли 23 сотрудника 3-го отдела Управления охраны, вооруженные пистолетами и 1 автоматом.

Демонстранты потребовали от руководства Останкино предоставления прямого эфира. Макашов вступил в переговоры с руководством Управления охраны, но руководители телецентра к генералу так и не вышли. Зато затягивание времени позволило прибыть в Останкино 31 сотруднику ОМОНа Московского УВД на транспорте. Омоновцы также имели при себе огнестрельное оружие — 27 автоматов и 3 пистолета. Одновременно у мэрии Москвы начался митинг сторонников Ельцина, на котором выступали Валерия Новодворская, Лев Пономарев и другие демократы, призвавшие создавать народные дружины для противодействия «красно-коричневым». Пока на Тверской шел митинг, а Макашов с соратниками безуспешно пытались проникнуть в здание Телецентра, в Останкино прибыло дополнительное подкрепление — еще 111 солдат и офицеров Софринской бригады ВВ МВД во главе с командиром бригады полковником В.А. Васильевым и заместителем командующего внутренними войсками по кадрам генерал-лейтенантом Павлом Голубцом. У телецентра накалялась обстановка, тем более что в руках манифестантов находился гранатомет. После того, как со стороны здания телецентра раздался выстрел, в результате которого был ранен телохранитель Макашова Николай Крестинин, у проломленных дверей здания раздались два взрыва. Ими был убит боец отряда «Витязь» рядовой Николай Ситников. Что это были за взрывы, неизвестно до сих пор. Большинство СМИ разделяют точку зрения о выстреле из гранатомета, однако следственная группа, производившая расследование произошедшего, следов выстрела из гранатомета не нашла. Поэтому была выдвинута версия о том, что взрыв мог быть произведен специально — с целью спровоцировать военнослужащих на ответные действия против манифестантов. После того, как прозвучал взрыв, в результате которого погиб рядовой Ситников, спецназ и БТРы открыли огонь по собравшимся у здания манифестантам. Погибло по меньшей мере 46 человек. К 20 .00 в Останкино прибыло подкрепление — ещё 58 военнослужащих спецназа «Витязь» на 3 бронетранспортерах, вооруженные 52 автоматами, 6 пулеметами и 3 гранатометами. Кроме бойцов «Витязя», к телецентру на десяти бронетранспортерах прибыли 100 военнослужащих одной из оперативных частей внутренних войск. Ответный огонь по зданию и его защитникам со стороны прибывших под руководством Макашова манифестантов практически не велся, за исключением нескольких одиночных выстрелов из толпы.

Тем временем, еще в 16.00 президент Борис Ельцин подписал указ о введении в г. Москве чрезвычайного положения. Министр обороны РФ генерал Павел Грачев связался по телефонной связи с командиром дислоцированной в Подмосковье Таманской мотострелковой дивизии генерал-майором Валерием Евневичем, сообщив ему, что в столице происходят массовые беспорядки, а милиция не справляется. Грачев отдал приказ своему подчиненному привести части дивизии в боевую готовность и по первому распоряжению выдвинуться к зданию Министерства обороны РФ и взять его под охрану. Егор Гайдар дозвонился до председателя Госкомитета по чрезвычайным ситуациям генерал-майора Сергея Шойгу и поручил подготовить со складов войск гражданской обороны тысячу автоматов, чтобы в случае дальнейшего обострения обстановки раздать их сторонникам Ельцина. У здания Моссовета, где собрались сторонники Ельцина, весь вечер 3 октября шел митинг. Выступивший на нем Константин Боровой потребовал раздать оружие гражданам и начать формирование народных дружин. В последние записалось 2,5 тысячи сторонников Ельцина — офицеров и прапорщиков запаса. Кроме того, предполагалось вооружить стрелковым оружием сотрудников частных охранных предприятий, подконтрольных бизнесменам — сторонникам Бориса Ельцина. К 22.00 Борис Ельцин, проводивший совещание руководителей силовых ведомств, приказал министру обороны генералу Грачеву, министру внутренних дел генералу Ерину и коменданту Кремля генералу Барсукову готовиться к возможному штурму Дома Советов.

Вспоминает Александр Коржаков, в ту пору возглавлявший Службу безопасности президента РФ: «Ельцин спросил: — Что будем делать дальше? Наступила мертвая тишина. Все потупили глаза. Президент повторил вопрос: — Как мы дальше будем с ними разбираться, как их будем выкуривать? Опять тишина. Тогда я не выдержал: — Разрешите, Борис Николаевич, высказать предложение. Он вопросительно поднял брови, но позволил говорить. Я продолжил: — Борис Николаевич, у нас есть конкретный план. Здесь находится мой заместитель, капитан первого ранга Захаров. Он может подробно доложить, как взять Белый дом. Выслушайте, пожалуйста, его». Захаров запросил десять танков — для того, чтобы танки дали несколько залпов с целью психологического воздействия на защитников «Белого дома». После этого, по мнению специалиста, в дело должны были вступить спецподразделения. Однако, по воспоминаниям генерала Коржакова, при наличии танков столкнулись с нехваткой опытных танкистов. Пришлось набирать офицеров — добровольцев. В 22.10 в Москву вошли части Таманской, Кантемировской и Тульской дивизий. Войсками были взяты под охрану здание Министерства обороны РФ и Кремль. В ночь на 4 октября сторонники Ельцина, образовавшие народные дружины, приступили к захвату помещений оппозиционных газет, включая «Советскую Россию», «День» и т.д. В 04.20 началось выдвижение войсковых подразделений к Дому Советов. В течение ночи в центре Москвы периодически вспыхивали перестрелки между сторонниками Верховного Совета и военнослужащими, а также — происходили столкновения между военнослужащими различных подразделений, являющиеся результатом несогласованности действий между командованием войск МВД и Минобороны. К 6 утра в районе Дома Советов были сконцентрированы военнослужащие подразделений Таманской мотострелковой, Кантемировской танковой, Тульской воздушно-десантной дивизий, дивизии особого назначения ВВ МВД, 119-го парашютно-десантного полка, бойцы Смоленского ОМОН, также прибывшие на помощь московской милиции. Помимо военнослужащих и сотрудников милиции, для штурма Дома Советов прибыло 100 членов Союза ветеранов Афганистана, которые также получили оружие согласно приказу заместителя министра обороны генерала Кондратьева.

В 07.30 4 октября 1993 г. началась операция по захвату Дома Советов. БМП и БТР открыли прицельный огонь по зданию Верховного Совета. В 08.35 десантники Тульской дивизии перебежками двинулись к зданию под прикрытием огня из БТР и БМП. В 09.00 по телевидению выступил Борис Ельцин, заявивший о вводе войск в Москву и возбуждении уголовных дел против лидеров «переворота», к которым он отнес руководителей Верховного Совета. К 09.15 здание Дома Советов было полностью окружено войсковыми подразделениями. В 09.30 к обстрелу Дома Советов приступили танки. Всего в обстреле участвовало 6 танков, выпустивших 12 снарядов. В 09.40 над зданием Дома Советов появились вертолеты. В 10.38 Александр Руцкой отдал приказ своим сторонникам не стрелять и не сопротивляться штурмующим здание военнослужащим. Но постепенный выход защитников Дома Советов начался лишь в 12.30. В 14.45 президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов и президент Ингушетии Руслан Аушев под белым флагом смогли пройти в здание Дома Советов для встречи с Александром Руцким и Русланом Хасбулатовым. Аушеву и Илюмжинову удалось вывести из здания 12 женщин и 1 ребенка. К 15.00 к Дому Советов прибыли грузовики с солдатами внутренних войск. Приказ о штурме Дома Советов был отдан спецподразделениям Министерства безопасности РФ «Альфа» и «Вымпел». Однако бойцы «Вымпела» штурмовать парламент отказались, за что отряд попал в немилость к президенту и вскоре был переведен в состав Министерства внутренних дел, после чего многие из офицеров подразделения подали в отставку. В 16:00 в здание Дома Советов вошел человек, представившийся бойцом группы «А» («Альфа»). Он предложил желающим выйти с ним, пообещав защиту. С «альфовцем» Дом Советов покинуло около 100 его защитников.

К 17.00 из здания Дома Советов вышло еще около 500 человек, в том числе — известный депутат Сергей Бабурин. В 19.01 были арестованы Александр Руцкой и Руслан Хасбулатов, после чего их, в сопровождении военнослужащих ВДВ и сотрудников Службы безопасности президента РФ, доставили в СИЗО «Лефортово». В 19.05 был арестован также народный депутат Сергей Бабурин. В 19.30 арестовали Андрея Дунаева, Виктора Баранникова и Владислава Ачалова. Тогда же бойцами группы «Альфа» из здания Дома Советов были эвакуированы остававшиеся там 1700 человек — народных депутатов, сторонников Верховного Совета, сотрудников аппарата Верховного Совета, журналистов. На протяжении ночи и утра 5 октября в Москве продолжались стычки с применением огнестрельного оружия, в результате которых гибли люди. 

После расстрела Дома Советов и подавления народного выступления было заведено уголовное дело в отношении ключевых фигур событий сентября — октября 1993 г. со стороны Верховного Совета РФ. Обвиняемыми по делу стали вице-президент РФ Александр Руцкой, председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов, назначенные Верховным Советом министр обороны Владислав Ачалов, министр безопасности Виктор Баранников, министр внутренних дел Андрей Дунаев, заместитель министра обороны Альберт Макашов, лидер Русского Национального Единства Александр Баркашов, начальник охраны генерала Макашова Евгений Штукатуров, лидер движения «Трудовая Россия» Виктор Анпилов и целый ряд других политических активистов. Однако 23 февраля 1994 года Государственная дума Российской Федерации объявила политическую амнистию участникам событий сентября — октября 1993 года, после чего все они были освобождены из следственного изолятора «Лефортово», несмотря на отдельные попытки противодействия со стороны администрации президента. Многих из политических и государственных деятелей, чьи имена тогда, осенью 1993 г., были на устах всей страны, уже нет в живых. В их числе — Борис Ельцин и Егор Гайдар, Виктор Черномырдин, Павел Грачев, Руслан Хасбулатов… 

События октября 1993 г. стали поворотными в российской истории. Вслед за расстрелом Дома Советов в 1993 г. последовала десакрализация российской власти, а народ был окончательно лишен реальной возможности влияния на власть. Организаторами акции проводилось сознательное уничтожение людей, чтобы «вырубить» и запугать наиболее активный слой общества, отбить у народа саму мысль о влиянии на свою судьбу. 

Действительно, именно после событий октября 1993 г. в Российской Федерации оформилась модель власти «сильный президент — слабый парламент», а выступавшие с радикально-коммунистических и национально-патриотических позиций политические партии и движения, равным образом, как и отдельные политики, были оттеснены от дальнейшего участия в законодательной деятельности и ушли в поле «внепарламентской политики». Самым негативным последствием «черного октября» стала безнаказанность гибели сотен, а по некоторым данным и более чем полутора тысяч, российских граждан, среди которых были самые разные люди — военнослужащие, рабочие, преподаватели, пенсионеры, студенты, школьники. Никто не понес ответственности за устроенную в центре Москвы «бойню». 

Прошло 30 лет, а разыгравшаяся бойня в центре Москвы в октябре 1993 года дни   кровоточит и не даёт покоя за невинно убитых защитников Конституции и Верховного Совета РФ. Нет сил забыть те чёрные октябрьские дни, когда резвились палачи. Виновные должны быть наказаны.  Кровь убитых защитников Верховного Совета РФ в октябре 1993г. и их пособников никогда не смыть палачам.

просмотров: 2925

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

КПРФ ПРОФ

Всероссийский женский союз НАДЕЖДА РОССИИ

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Август 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  


Наш баннер: