КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

Только Россия остановит бандеровщину. К 10-летию кровавого евромайдана на Украине

Print Friendly and PDF

Людмила Ивановна Пашко уроженка Украины. В партии – всю сознательную жизнь. Ее детство прошло на оккупированной немецкими фашистами территории. И еще она на собственном опыте знает, что такое зверства бандеровцев, откуда тянутся корни насильственной украинизации русских регионов. Сегодня мы поговорим с ней на эту тему.

-Людмила Ивановна, для начала поделитесь, пожалуйста, воспоминаниями о своем военном детстве.

-Родилась я в поселке Дмитровка Черниговской области. Когда началась война, мне было семь лет. Немцы быстро продвигались на восток. Отцу дали временную бронь, поручив перегонять из колхозов крупный рогатый скот, чтобы не достался фашистам. Поздней осенью мы – мама, отец и я – сели в повозку и тронулись в неизвестность.

 Было всякое, попадали под обстрелы вражеской авиации. Прятались в окопах. Я не понимала опасности, привставала и с любопытством разглядывала, как пули крупнокалиберного пулемета красиво ложатся в стенку укрытия в нескольких сантиметрах над моей головой. Мама в шоке была…

-Какова судьба отца?

-Отец задание выполнил, стадо перегнал, и ушел на фронт, где погиб. Ну а мы с мамой вернулись в Дмитровку и поселились у родственников в недостроенном доме. Дом располагался на части участка, который конфисковали, как излишки, у соседей, и те затаили на Советскую власть обиду. Когда пришли немцы, соседи воспрянули духом и открыто заявили: «Теперь наша власть пришла, а не ваша!» И началось… Сперва они донесли на нас в гестапо, что мы коммунисты. Но мама не была коммунисткой, данных об отце в гестапо не могли найти (а он был коммунистом), и обвинение сняли.

 Тогда сообщили, что мы евреи и подлежим расстрелу. Помню двух молодых немцев, один из них сносно говорил по-русски. Нас с мамой увели в комендатуру. После осмотра заключили, что мы белокурые и на евреев не похожи. И на сей раз мы избежали смерти.

Но на этом козни не закончились. Однажды гестаповцы стали допытывать нас, не имеем ли мы какое-нибудь отношение к человеку по фамилии Кармалыга, проживавшему поблизости. Мама все отрицала. Много позже выяснилось, что Кармалыга – бывший секретарь райисполкома, был поставлен руководителем подпольной работы партизанского движения. Но когда пришли немцы – всех сдал. Подпольщиков согнали в амбар и сожгли живьем, я была тому свидетелем. И наша жизнь все время висела на волоске… А еще был голод, постоянный голод…

Когда фашисты отступали, Кармалыга пытался уйти с ними, но его не взяли, рассудив так: раз предал собственный народ, предаст кого угодно.

 Не рассказать, как рады мы были, когда осенью 43-го Дмитровку освободили советские войска…

-Как потом жизнь складывалась?

 

-Я пошла в школу. Там мы изучали три языка – немецкий, украинский и, конечно, русский. К немецкому душа не лежала, ненавидела его, хватило двух лет оккупации.

После войны я поступила в Украинскую сельскохозяйственную академию в Киеве. В 1954 году, мне тогда двадцать лет было, меня послали на практику в Иваново-Франковскую область в город Надворная. На меня тогда бандеровцы совершили покушение, я чудом спаслась. Об этом до сих пор вспоминаю с ужасом. В то время активистов из советских органов для укрепления Советской власти направляли на Западную Украину. До меня расстреляли двух молодых женщин, одна из них была председателем сельсовета в Харьковской области, у нее осталось двое малолетних детей. Такие расстрелы были там обыденным делом. Мы также прекрасно знали, что творили эти звери во время войны – вспарывали животы беременным женщинам, разбивали головы малолетних детей, развешивали их на деревьях, живым людям выкалывали глаза, вырезали на спинах свастику. СС и гестапо просто младенцы по сравнению с ними.

Так что случилось с Вами на практике?

 

-На практике жила я в общаге, в комнате четыре девушки. Трое местные, сироты, родителей которых убили бандеровцы. Комендантом общежития была грузинка по имени Валико. Я уже к тому времени знала, что националисты охотятся на командированных русских.

Однажды ночью к нам в комнату ворвались вооруженные бандиты. Кто-то уже донес, что приехала русская из Киева. Один из них с угрозами уселся ко мне на кровать: понятно было, перед расправой хотел еще надо мной поиздеваться. И тут в коридоре послышался периодический стук, похожий на условный сигнал. Как я потом поняла, это был знак о приближении милиции, который подала Валико (она была с бандитами в сговоре). Те сразу сорвались с места.

Милиция пыталась взять показания, но девушки, кроме меня, все отрицали. Мол, ничего не видели и не слышали. Они боялись расправы. А вскоре моя практика закончилась, и я из писем узнала, что та группа бандеровцев совершила налет на соседнее село. Они убили неугодного, а труп сбросили в колодец. Всех их арестовали.

-Украинский национализм не сегодня ведь родился. Еще в Австро-Венгрии…

 

– Не будем заходить так далеко. Фамилия Шелест Вам о чем-нибудь говорит?

-Ну, был такой советский партийный деятель. Первый секретарь Компартии Украины, член Политбюро ЦК КПСС.

-Да, пока его не сняли «за допущенные ошибки». Это скрытый проводник украинского национализма в советском руководстве. В 1956 г., будучи вторым секретарем Киевского обкома партии, он возглавлял Комиссию ВС СССР по реабилитации незаконно репрессированных граждан, среди которых было полно бандеровцев. Он много приложил усилий, чтобы проводить насильственную украинизацию русских регионов. С его подачи было принято решение преподавание в вузах полностью перевести на украинский язык.

Помню, как это было. У нас в Академии все преподаватели отказались переходить на «мову» кроме преподавателя политэкономии. Так вот, когда тот читал лекции, вся аудитория дружно гудела, заглушая его речь. Экзамены на украинском студенты тоже отказались сдавать, так и вернули обратно русский язык.

Кроме того, Шелест неоднократно ратовал за предоставление Украине права самостоятельно осуществлять внешнеэкономические связи с зарубежными странами, нарушив госмонополию, мечтал об ее отделении от СССР. Позднее он стал членом украинской националистической организации.

-При Сталине его бы расстреляли, и никто бы не стал с ним сюсюкаться по поводу его «ошибок».

-Конечно. Так что бандеровщина имеет очень глубокие корни.

-Кстати, говорят, что не без его влияния Хрущов подарил Украине русский Крым, забыв спросить о своем подарке один миллион двести тысяч его жителей, как и всю страну.

-Этот «щирый» самодур не только Крым отдал, но выпустил на свободу кровавых убийц и садистов бандеровцев. И они продолжили начатое ими «дело».

Взять хотя бы того же предателя Кармалыгу, по вине которого немцы заживо сожгли десятки подпольщиков. Суд приговорил его к 25 годам лагерей. А Хрущов простил, и выпустил через 12, как за бытовое убийство. И он вернулся к нам в поселок, как ни в чем не бывало. Так это и было. Так к власти пришли на Украине кравчуки, кучмы, ющенки, порошенки, зеленские подлые американские марионетки и дикари, ненавидящие все русское.

-Как Вы считаете, прожив огромную жизнь и перенеся тяжелейшие испытания, что может остановить бандеровщину?

-Только Вооруженные Силы России.

Беседовал Олег ЛАРИОНОВ

просмотров: 2803

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

КПРФ ПРОФ

Всероссийский женский союз НАДЕЖДА РОССИИ

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Ноябрь 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  


Наш баннер: