КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

На радио «Комсомольская правда» состоялась «Партийная среда» с Николаем Коломейцевым

Print Friendly and PDF

В ходе передачи депутат Госдумы, первый заместитель руководителя фракции КПРФ вместе с соведущими Александром Гамовым и Еленой Афониной затронул важные темы в контексте работы Компартии.

О завершении весенней сессии VIII Созыва Госдумы, какие итоги работы подвела Компартия? Какие приоритетные законопроекты КПРФ обозначила в этом Созыве? Какие планы партии наметили на ближайшее время? Многие считают МВФ «пятой колонной» через которую мировой финансовый капитал влиял на монетарную политику властей, так ли это? Об этом и многом важном смотрите в видеовыпуске, слушайте подкаст (https://radiokp.ru/podcast/partiynaya-sreda/699805) или читайте ниже:

Е. Афонина:

– Как всегда, «Партийная среда» выходит в прямом эфире. Ведущие программы – политический обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гамов и Елена Афонина. Главное действующее лицо нашего эфира – член президиума ЦК КПРФ, первый заместитель руководителя фракции КПРФ в Государственной думе, первый зампред комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Николай Коломейцев.

Н. Коломейцев:

– Добрый вечер.

А. Гамов:

– Сразу хотел спросить. Сегодня закончилась весенняя сессия.

Н. Коломейцев:

– Сессия уже закончилась.

Е. Афонина:

– Гимн спели – видели.

А. Гамов:

– У вас, у генерального секретаря ЦК Компартии.

Н. Коломейцев:

– У нас председатель ЦК КПРФ, он не генеральный секретарь.

А. Гамов:

– Я так называю Геннадия Андреевича, он меня за это не сильно ругает. У вас какие ощущения? Сколько вы приняли законопроектов?

Н. Коломейцев:

– Ощущения двойственные. Казалось бы, Дума приняла пятьсот федеральных законов, из которых 68 % прямого действия, 27 % социально ориентированные, то есть прошли через комитет, в котором я работаю. 54 закона принято по новым территориям, 77 законов – по участникам СВО. Это вопрос и урегулирования финансовых, имущественных, льготы всевозможные. 199 законов принято по антисанкциям. В отношении нас более 15 тысяч санкций. И, конечно же, можно понять следующее, что против нас все-таки идет реальная гибридная война всего организованного Запада.

И в данной ситуации неудовлетворенность, прежде всего, чем? У нас правильные речи в эфире всех или большей части каналов, но, к сожалению, если вы посмотрите выступление Геннадия Андреевича, оно уже есть в сетях, то мы крайне неудовлетворенны позицией Центрального банка и Минфина. Если вы находитесь в окружении, вынуждены организовывать параллельный импорт, а это увеличение логистики, если вы 70 % потребительских товаров завозите по импорту, как можно за год девальвировать валюту на 70 процентов? С нашей точки зрения, это невыполнение 75-й статьи Конституции.

В этой сессии отвергнут наш закон, где мы предлагали уйти от навязанной нам американцами схемы, когда Банк России – филиал ФРС, наша валюта привязана к доллару и евро, к так называемой бивалютной корзине. Если мы говорим, что поворачиваемся на восток, посмотреть Народный банк Китая, там позиция другая. У них четыре ключевые ставки. Субсидирование полное экспорта, у них полное государственное финансирование инвестиций.

А у нас, представьте, мы работаем с шестью ассоциациями. Мужики не благодаря, а вопреки наладили и делают сейчас заводы по импортозамещению. Я на Думе буквально две недели назад поднял эту тему. Делают импортозамещение, а это же станки. У нас же станкостроение угробили. Они же оттуда должны завозить. А вы что делаете? Если вы на 70 % девальвировали, это я должен вместо 100 отдать 170 рублей для того, чтобы завезти, то есть на 70 % больше тратить денег. Кредит у вас не возьмешь, вы подняли ключевую ставку. У нас же Центробанк сам кредиты не дает, но любому коммерческому банку он дает под 4 %. Умножай – 12,5. Любой коммерческий банк меньше чем под 4 не дает. Они подняли на процент, и теперь, даже если вы рядышком находитесь, у вас есть ликвидные активы, вы меньше чем под 15,5 не возьмете.

Мы давно предлагали двухконтурную систему, разработанную еще при Сталине. А эта система позволила нам сначала произвести индустриализацию. В чем ее суть. Государство, Центробанк становится государственным. У нас ведь сегодня странная ситуация. ЦБ все деньги печатает, все собирает, но ни за что не отвечает, в том числе за рост экономики. Он вроде отвечает за инфляцию, но он же и побуждает ее. Если вы на 70 % девальвировали валюту, вы завезли товар. Вы – предприниматель. Вы должны купить эти доллары, а они дороже на 70 %. Вы привезли, вы дешевле не продадите. Получается, что вы уже поставите повышенную цену товара. Причем вам же сразу аренду и все поднимут. Но цена поползла, ЦБ вам говорит: цены поползли, давайте таргетировать. Получается, что нас загнали в замкнутый круг.

А что такое двухконтурная система. Мы за счет чего в условиях железного занавеса с 1930 по 1940 годы построили 9600 предприятий? За счет того, что там был кризис, спад, а мы на спаде купили заводы. Государство печатало деньги. Но выпускали облигации. Было 9 тысяч американских инженеров на монтаже этих заводов. Поэтому импортозамещение что такое? Можно сколько угодно говорить «халва», пока не возьмете и на язык не положите, не почувствуете вкус. Точно так же с импортозамещением. Если вы не будете строить заводы, если государство не инвестирует, то кто же будет? Какой предприниматель может на пять лет заморозить ресурсы?

Е. Афонина:

– Но в ВПК инвестируют. Не потянет ли ВПК за собой всю экономику?

Н. Коломейцев:

– В ВПК ничего не инвестируют. ВПК получает госзаказ. Это и есть инвестиция.

Е. Афонина:

– Это же инвестиции государства. Мы говорим не про частников.

Н. Коломейцев:

– У нас сегодня есть колоссальная проблема. ВПК дают деньги не на новые технологии, а на то, чтобы они загрузили. У нас проблема в том, что большая часть заводов больше чем на 20 % не была загружена. Но предварительно убили ПТУ еще 20 лет назад. И сегодня у нас дефицит рабочих специальностей, инженерных кадров. У нас готовили юристов, экономистов, причем без привязки к отрасли. И сегодня этот комплекс задач заставляет. Те директора, которые понимают необходимость выполнения задач, они создают учебные центры, возвращают назад ПТУ.

А. Гамов:

– Вы сказали, что 500 законопроектов Госдума приняла. А сколько из них Компартия России вынянчила?

Н. Коломейцев:

– Мы вынянчили и внесли 218 законов, из которых рассмотрено 112, 31 принят и подписан, опубликован, 81 отклонен. У нас сгорает до 15 млн. гектар леса. На прошлой неделе отклонили наш Лесной кодекс.

А. Гамов:

– Как вам удается столько принимать? Это потому что генсек Зюганов как-то инициирует, выступает? Он работает индивидуально?

Н. Коломейцев:

– Вы поймите, законопроект – это сложное дело. И ни генсек Зюганов, ни его заместитель Коломейцев в одиночку этого сделать не смогут. Но еще в прошлом созыве у нас есть такой институт экспертно-аналитической работы. Мы как партия этот институт используем больше других. У нас где-то 16 тысяч страниц экспертно-аналитических работ по 20 самым проблематичным вопросам России. Мы ставим задачу перед учеными, это мы настояли и в прошлом созыве приняли решение – за счет бюджета Думы привлекать ученых Российской Федерации для изучения, проработки и законодательного предложения по решению проблем. Поэтому мы используем экспертно-аналитические работы для того, чтобы на финише выходить на проект закона. Потом приглашаем экспертов от производства, науки. И таким образом рождается закон. Потому что задача фракции нашей – обеспечить все наши предвыборные программные установки законами. Лесной кодекс отвергли. Но мы-то предлагали сделать так, смотрите, вот Белоруссия – лесная республика, но там же ничего не горит.

А. Гамов:

– У нас сейчас меньше горит.

Н. Коломейцев:

– Кто это вам сказал?

А. Гамов:

– Я знаю, я ж с МЧС..

Н. Коломейцев:

– Сколько горит в Хабаровском крае? Сколько в Якутии горит?

А. Гамов:

– Меньше, чем было в прошлом и позапрошлом годах.

Н. Коломейцев:

– Сегодня только в Хабаровском крае горит 300 тысяч гектар леса.

А. Гамов:

– Это на севере.

Н. Коломейцев:

– На севере, в центре – какая разница? Раньше ведь была система какая. У нас лесника за счет сокращения убрали с опушки. А в Белоруссии он есть. В результате никто не делает санитарных прорубок.

Е. Афонина:

– Николай Васильевич, давайте продолжим, потому что очень важно…

А. Гамов:

– Пять, но не больше.

Н. Коломейцев:

– Я вам сказал, сколько мы всего приняли законов. Но меня больше тревожит, что правильные, соответствующие речам в эфире законы были отклонены. Вот о Центральном банке или о поправках к Закону о Банке России. Были отвергнуты о прогрессивной шкале налогообложения. Мы единственные вообще из «двадцатки», у кого плоская шкала. Вот смотрите, мы пять вариантов предлагали.

А. Гамов:

– Это за какое время, за одну сессии?

Н. Коломейцев:

– Да. Институт экономики РАН по нашей задаче изучал, и он сказал, что если ввести прогрессивную шкалу, даже сделать максимальную не как у них, 54-57, а 30, то мы получим минимум 5 триллионов с людей, которые получают доходы выше 5 миллионов. Смотрите подтверждение. Путин же взял, «Круг добра» сделал, на 2% увеличил. Думали, что получат 60, а получили 654 миллиарда.

Третий вопрос. Девятый раз был отменен закон о детях войны. Мы глубоко убеждены, что необходимо думать о детях и о стариках. За детей мы предложили уже давным-давно, уже 6 вариантов закона предлагали о так называемом стакане молока, а если переводить на законодательный язык, о горячем завтраке для всех школьников. Перед выборами «единороссы» выдернули начальные классы, приняли – ура, ура, ура. А что, для подростка надо меньше калорий или у него богаче родители? Мы же знаем, что все семьи с двумя детьми и выше, большая часть находится вообще-то за порогом бедности. Поэтому мы настаиваем на этом. Здравоохранение. Вы обратили внимание, у нас сегодня при наличии так называемой страховой медицины вы будете со страховым полисом сидеть полдня, а мимо вас будут идти так называемые платники. Почему? Потому что доктор (и его начальник, самое главное) заинтересован в получении дополнительных… Поэтому мы настаиваем на необходимости… Мы сейчас настояли, уменьшили расходы страховых… Ну, на административные. Но мы считаем, что от него надо вообще отказываться. Потому что должно быть бюджетное финансирование, и обязательное. У нас же в Конституции написана не страховая, а написано, что государство обязано нам здравоохранение обеспечить. Но сегодня же нет.

Третий вопрос. По образованию. Кто только уже не рассказал, как хотят сделать нормальную систему образования. ЕГЭ что такое? Это под конвоем дети идут, получают стрессы, еще и получаем 30 тысяч без аттестата. Давайте вернемся к советской системе.

Е. Афонина:

– Сегодня был закон, который приняли в третьем чтении, это по поводу того, что можно самому себе со счета на счет без процентов 30 миллионов переводить. Вопрос – для кого? Какие-то законы, как вы правильно сказали, Николай Васильевич, нужны каждому человеку, они как-то в стороне, а вот переводить 30 миллионов…

Н. Коломейцев:

– Если вы откроете политологию, философию, что такое власть? Власть – это концентрированное выражение интересов правящего класса. У нас худшая из форм управления – олигархическая. При этом олигархи в принципе диктуют… Это мое глубокое убеждение, у нас парламентское большинство и его филиалы в лице ЛДПР, «Справедливой России», «Новых людей» – это же представители как раз выше среднего.

А. Гамов:

– А Россия правильно собирается покинуть МВФ?

Н. Коломейцев:

– Дорогой мой человек, перед вами сидит автор всех законов, которые были провозглашены (нам 8 месяцев правительство не давало заключение) – на выход из МВФ, Банка реконструкции, ВТО…

Е. Афонина:

– Из ВОЗ можно тоже выйти?

Н. Коломейцев:

– Я же вам рассказываю, что я – автор, инициатор этих законов. Но если вы почитаете заключение, правительство считает на сегодня нецелесообразным, правительство считает, что это должен вносить президент.

А. Гамов:

– Николай Васильевич, вы же встречаетесь с Мишустиным, вы там всегда рядом сидите с Зюгановым.

Н. Коломейцев:

– Нет, я не сижу, я работаю.

А. Гамов:

– Сидите и работаете.

Н. Коломейцев:

– За эту сессию прошло 10 правительственных часов, 5 отчетов разных, 3 национальных доклада. Мы отправили письменно 1800 вопросов.

А. Гамов:

– МВФ. Что с ним вообще будет, какая перспектива, выйдем, не выйдем?

Н. Коломейцев:

– Как вы считаете, если у нас Набиуллина и Силуанов являются исполнительными директорами МВФ и сегодня? Вот у меня есть заключение правительства, где написано, что сегодня нецелесообразно оттуда выходить, хотя в принципе МВФ нам… Наши золотовалютные резервы арестовали, SWIFT отключили, страхование наших товаров запретили. В этом и заключается двойственность, что у нас так называемая пятая колонна праволибералов, к сожалению, занимает очень высокие посты и вводит в заблуждение, наверное, в том числе и президента. Потому что мы законы подготовили год назад. 8 месяцев нам давали заключение. Вот вчера мы их в очередной раз внесли. Но вы увидите, что при настоятельном нашем требовании на каждом совете Думы их вряд ли в осеннюю сессию поставят. Ну, если форс-мажора не случится. Почему? Потому что в этом и заключается двойственность. Если вы послушаете, Геннадий Андреевич в каждом серьезном выступлении говорит: Михаил Владимирович, ты молодец, но если ты не выйдешь со старой экономической и кредитно-денежной колеи, то нам каюк. И мы ведь обосновываем и говорим, что, ребята, двухконтурная система. Если вы инвестиции будете за счет государства, под контролем, у вас инфляции никакой не будет. Будет импортозамещение, и занятость людей будете решать. Они сказки рассказывают, что у них 3% безработица. Вы в это верите?

Е. Афонина:

– И реальная зарплата повысилась.

Н. Коломейцев:

– Вот смотрите, если вы девальвировали валюту на 70%, 70% потребительских товаров завозите, МРОТ у вас меньше, чем на Украине, в Прибалтике, в Польше, я уж не говорю о западных странах. Вы на 18 собираетесь повысить, но на 70 уже девальвировали. С нашей точки зрения, в этом и заключается главный камень преткновения.

А. Гамов:

– Чтобы закончить с МВФ, еще такой вопрос может возникнуть.

Н. Коломейцев:

– Вопрос был как раз о ФРС.

А. Гамов:

– Тем не менее, какие перспективы развития Международного банка под эгидой БРИКС вы видите после выхода из МВФ, если вдруг это случится?

Н. Коломейцев:

– Неправильно. Давайте я отвечу. Вы поймите, там молодой человек задал вопрос.

Е. Афонина:

– Мы его не озвучили. Это из Ставропольского края вопрос: «Следуя вашей логике, Центральный банк Российской Федерации – это филиал ФРС? ЦБ Китая тоже филиал Федеральной резервной службы? Юань ведь привязан к доллару. И так любая страна – филиал ФРС. Значит, что ФРС – мировая олигополия?»

Н. Коломейцев:

– Это не совсем так. Да, действительно, на полтора триллиона долларов ценных бумаг в Китае есть. Но у них товарооборот значительно больше. Если вы посмотрите, что такое Народный банк Китая, у них создан Институт МВФ и двадцать лет функционирует. У них четыре ключевые ставки. У них есть полное субсидирование экспорта. У них полное государственное финансирование инвестиций. Есть процентная ставка для малого и среднего бизнеса и есть для базовых отраслей. И у них отвечает за рост экономики Народный банк Китая. Кстати, во всех странах «двадцатки», кроме России, Центральные банки отвечают за рост экономики, а потом уже инфляция, дефляция и все остальное. А у нас получается – ни за что не отвечает.

Если у нас Набиуллина и Силуанов являются исполнительными директорами МВФ, естественно, МВФ нам санкции, а мы выполняем их установки. Потому что то, что происходит, оно в принципе полностью отвечает требованиям так называемого вашингтонского консенсуса. Поэтому мы предлагаем включить опыт Примакова – Маслюкова. Они резко ограничили, ввели валютное регулирование. Нельзя туда вывозить. Хочешь купить – купи и вот туда. Они ввели валютный коридор. То есть не как хочу.

А у нас что получается? У нас получается, что главные валютные спекулянты – это пять крупнейших банков, которые берут, покупают ОФЗ, якобы банку помогают, предварительно взяв у него самый дешевый кредит. И потом государство платит им в зависимости от ключевой ставки колоссальные проценты. Надо это прекращать.

Е. Афонина:

– Там у них такая прибыль.

Н. Коломейцев:

– Если вы посмотрите за первый квартал, прибыль банков – 800 миллиардов.

Е. Афонина:

– Я еще помню, как в ковид банкам помогали. Им же тяжело было.

Н. Коломейцев:

– Банкам, нефтяникам и металлургам помогали всегда триллионами.

А. Гамов:

– Давайте еще вопрос, а то не успеем.

Н. Коломейцев:

– Александр Петрович, у тебя задача – сбить меня с толку и не дать правильно ответить.

Е. Афонина:

– Ставропольский край спрашивает: «Где наша промышленность? Кто и как ее будет возрождать? Изложите план».

Н. Коломейцев:

– Есть ассоциация «Росспецмаш». С моей точки зрения, наряду с оборонкой, это ассоциация, которая как раз делает тракторы, культиваторы, комбайны, они не благодаря, а вопреки занимаются импортозамещением. Можно поехать на завод «Ростсельмаш», который сегодня строит четыре завода по импортозамещению. Но когда девальвируют валюту, конечно, им ставят подножку. Поезжайте на Кировский завод, который в принципе делает и оборонку, и тракторы. Он же тоже, с моей точки зрения, у него сегодня мехобработка самая мощная в стране. И могу вам назвать еще примерно 15 заводов.

Но вопрос в чем. С нашей точки зрения, должна быть государственная программа импортозамещения, о которой двадцать лет говорят. Для этого надо инвестиции бюджетные определить, заставить банки по условиям ускоренной амортизации давать льготные кредиты. На Западе ведь как? У нас, смотрите, амортизационные отчисления с 2006 года не обязательны для контроля. А только за позапрошлый год собрали 2,5 трлн., а большую часть вывезли в офшоры через дивиденды. А до 2006 года была уголовная ответственность за нецелевое использование амортизации. Амортизация – это вложение в будущее, это и есть инвестиция. Вот вам еще 9 триллионов нахожу.

А. Гамов:

– А как удалось Денису Мантурову так мобилизовать оборонку, что она за месяц выпускает, изготавливает изделий столько же, сколько раньше за год?

Е. Афонина:

– Да, звучало такое.

А. Гамов:

– Достаточно было решения Путина…

Н. Коломейцев:

– Я вам объясняю, у нас не потому, что Денис Мантуров, а потому что у нас загрузка предприятий была от 10 до 20 процентов. Но сегодня криком кричат директора, у них нет квалифицированных кадров. Поэтому заводы работают 24/7. И идет износ тех, кто работает. Там генеральные директора вынуждены 70-80-летних расточников привести. А рядом с ними надо поставить трех 30-летних, чтобы они учились. Или организовать ПТУ, вернуть назад. Но их же пока не вернули. У нас сказки рассказывают. Потому что мы предлагаем, и вот сейчас наконец приняли закон о профориентации школьников. Но закон-то можно принять, но если вы мастерские не восстановите, если вы классы труда не восстановите, если вы туда не возьмете кадры? А кто пойдет?

А. Гамов:

– Сколько времени нужно на восстановление?

Н. Коломейцев:

– Все зависит от политической воли. Если задачу поставили, для этого надо удвоить расходы на образование. В войну у нас меньше 15 % консолидированного не были расходы на образование.

А. Гамов:

– Сейчас ведь и Путин, и Зюганов, и другие политики говорят, что пора вводить начальную военную подготовку. Почему с этим резину тянут?

Н. Коломейцев:

– Я же вам сказал, кто определяет учебные программы.

А. Гамов:

– Министерство просвещения.

Н. Коломейцев:

– Министерство просвещения, Министерство науки и образования. Но у нас мобилизации мозгов и верха не происходит. Все от политической воли. Если приняли политическое решение, выделили финансы, вот есть управленческая пятерня. Задачу поручили. Когда палец на себя повернули – вы виноваты, если не выполнено.

А. Гамов:

– Хорошее выражение.

Н. Коломейцев:

– Это не мое, это Минцберг придумал.

Е. Афонина:

– Отталкиваясь от того, что принимаются законы или слышатся реплики, которые вводят людей в заблуждение, нас спрашивают: «А как же тогда с традиционными ценностями? Дурить общество входит в чьи ценности?»

Н. Коломейцев:

– Наш закон «Образование для всех» предполагал, если мы хотим патриотов воспитывать, то надо вернуть «Как закалялась сталь».

Е. Афонина:

– Возвращают же в школьную программу.

Н. Коломейцев:

– Назовите мне, в какой школе можно пойти, чтобы ученики…

А. Гамов:

– В московских уже идет поворот.

Н. Коломейцев:

– Назовите школу, и мы с вами поедем. Я вас уверяю, что это не так. Проблема заключается в том, что…

А. Гамов:

– Колхоз имени Ленина.

Е. Афонина:

– Только не говорите, что иноагент Эйдельман – по-прежнему изучают историю по ее учебникам.

Н. Коломейцев:

– И по учебнику Кредера, в котором про Великую Отечественную написано девять страниц. От разговоров надо к делу переходить. Для этого есть объединения ректоров, педагогов. Наш закон «Образование для всех» поддержал Совет ректоров всей страны. Но его ж не пропустили. А сейчас берут по кусочкам. Слово «услуги» отменили. А что от этого поменялось? 45 % бюджетников – для них это не услуга образование. А 55 %, если вы деньги заплатили, это уже услуга.

Е. Афонина:

– Вы говорите про Совет ректоров. У меня возникает вопрос: почему таким образом в ведущих вузах периодически возникают скандалы, связанные с тем, что там засели педагоги, которые, мягко говоря, не поддерживают спецоперацию, если не сказать жестче? Там возникают скандалы, как в МГУ и СПбГУ?

Н. Коломейцев:

– Именно псевдоплатность образования порождает эти дела. Когда вы платите, а за плату не получаете должного образования. Потому что, если вы посмотрите, вы упадете со стула, если узнаете, какая зарплата у ректоров, проректоров, деканов, заведующих кафедрами. Даже убежавший Мау, посмотрите, что происходит в Академии госслужбы при президенте. Посмотрите Финансовый университет.

Е. Афонина:

– Там в издании Чубайс статьи публикует.

Н. Коломейцев:

– Там 400 тысяч надо заплатить за образование. Они будут что-то менять? Вы на бюджет никогда не перейдете, если будете даже дважды отличник. Вы четыре экзамена на пятерку сдаете, а на пятом вас завалят. В этом проблема. Поэтому мы и говорим, что надо вернуться, государство должно взять ответственность. Если зарплата была 130 миллионов у ректора, что, он будет что-то менять? Нас на гранты подсадили – соровские и другие.

Е. Афонина:

– Николай Васильевич, я быстро зачитаю вопросы, а потом вы решите, на какие отвечать, на какие так, вскользь, в проброс. Волгоград: «Я коммунистов слушаю много лет. Моя пенсия 16 тысяч. Хочу 30». Москва спрашивает: «30-летних поздновато в ученики определять, они либо мастера, либо катаются на мопедах и на том стоят».

Н. Коломейцев:

– Учиться никогда не поздно, если человек хочет. Но для этого надо мотивацию через СМИ, в телевизоре должен быть авторитет профессий, а не рэпера и прочих людей типа Бузовой. Я вам скажу, что приглашаю поехать на «Ростсельмаш» и посмотреть средний возраст и как там вопросы эти решаются. Поехать на Кировский завод, в Самаре есть два завода сельхозмашиностроительных.

А. Гамов:

– В Орловской области.

Н. Коломейцев:

– Да, в Орле. Я могу вам назвать 250 заводов, и я на многих из них был. Есть такие люди у нас. И сегодня молодежь поворачивается.

Е. Афонина:

– Про пенсии мы еще не сказали. Человек пишет: 16 тысяч пенсия, хочу 30.

Н. Коломейцев:

– Ну, тут нужно понять. Вы напишите, а я разберусь, почему у вас 16 тысяч. Это у вас близкая к минимальной. А у нас есть и 50 тысяч, и 45, и 30. Если верить статистике Пенсионного фонда, то у нас сегодня средняя пенсия где-то 35 тысяч. Я могу справку показать, подписанную руководителем социального фонда. Но у нас же есть по категориям. Есть люди, которые социальную пенсию получают. Те, кто не выработал стаж… Но здесь необходимо отметить. Власть ведь что делает? У нас уже шестой вариант пенсионной реформы. Вот в этом проблема. Смотрите, убрали послеродовые, убрали службу в армии, убрали учебу, убрали многие категории. И человек понять не может, где обманули. Мы считаем, что надо вообще-то вернуться к государственному пенсионному обеспечению, с учетом трудового стажа, квалификации, вредности и всех остальных вещей. Мы такие законы предлагали, они тоже, кстати, отвергнуты.

Сейчас что сделал Минфин? Он предложил другой вариант – чтобы вы сами себе на пенсию собирали, причем через негосударственные фонды. При том, что у нас из 134 негосударственных фондов на сегодня остались всего 34. Мы считаем, что это вообще обман.

Е. Афонина:

– Они обещают, что они будут застрахованы, так же, как и вклады в банке.

Н. Коломейцев:

– Нам же с вами говорили, и мы с вами платили, в том числе накопительную пенсию. 5 триллионов 300 миллиардов собрали и заморозили.

А. Гамов:

– Николай Васильевич, я так понял, что вы на каникулы не уходите

Н. Коломейцев:

– Я не ухожу. Я сейчас еду в Крым и Севастополь, потом поеду в Бурятию, потом поеду еще в ряд регионов. Как раз на выборы, с отчетом.

Е. Афонина:

– Крымские сенаторы, между прочим, предлагали лишать за преступления против государства гражданства, которое по рождению. Потом отозвали свои подписи.

Н. Коломейцев:

– У нас, к сожалению, есть пиар-предложения.

Е. Афонина:

– Вы считаете, что это пиар-предложение?

Н. Коломейцев:

– Мы считаем, что есть разборки внутренние, есть другие. Здесь же проблема в чем? Если мы принимаем закон и говорим: то, что было до 24-го, это не в счет. Мы считаем, что это неправильно. Должна быть преемственность. Если вы хотите стабильности, то стал он гражданином России, он должен обретать все права и все компенсации, возмещения, если его незаконно осудили, даже тогда. Вы же взяли на себя ответственность за граждан, вы обязаны эти вопросы все… И мы, кстати, с этим выступали и предлагали.

Е. Афонина:

– «Верите ли вы в искусственный интеллект? Может быть, ему доверяться? Он не ошибается, подкупить его невозможно». Вот такой вопрос.

А. Гамов:

– И может ли искусственный интеллект со временем возглавить Компартию России?

Н. Коломейцев:

– Вы знаете (пусть на меня не обижаются), чем более люмпенизированное население, тем больше вера в небытие, в неизвестное. Вот нам надо от иждивенчества отказаться. Никто, кроме нас, не исправит нашу жизнь. Но исправить можно или револьвером, или (лучше) бюллетенем. Но только организованные люди называются народом. Для этого предлагаю всем определиться с вашими убеждениями, что вы хотите в будущем. Я как член президиума приглашаю вас в Компартию. У нас все возрасты и все те, кто хочет все-таки вернуть Россию на цивилизованный путь развития. А если кто-то верит, что искусственный интеллект приедет и все наши проблемы решит, это всё заблуждение глубокое. Если у нас с вами нет ни программного обеспечения, ни изготовления «железа», то будут вами управлять из Америки, как сейчас, через сети управляют.

А. Гамов:

– В следующем году будет 80-летие Генерального секретаря ЦК Компартии России товарища Зюганова.

Н. Коломейцев:

– Он не Генеральный секретарь, а председатель ЦК КПРФ.

А. Гамов:

– Нам пора уже готовиться или еще рано? А вы готовитесь?

Н. Коломейцев:

– Дорогой мой человек, моя подготовка и готовность в каждодневной работе с раннего утра до позднего вечера. Я один из тех, кто в 7.30 уже на работе. Вот сейчас уже 21 час, а я еще на работе.

Е. Афонина:

– Спасибо.

просмотров: 3070

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

КПРФ ПРОФ

Всероссийский женский союз НАДЕЖДА РОССИИ

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Июль 2023
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  


Наш баннер: