КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

Исторический опыт денацификации в Германии и в её странах-союзницах по окончании Второй мировой войны

Уважаемые товарищи!

24 февраля Российская Федерация приступила к осуществлению на территории Украины специальной военной операции. В качестве её главной цели определены демилитаризация и денацификация Украины. В числе других задач заявлены: защита ДНР и ЛНР, признание факта вхождения Крыма в состав России, гарантии внеблокового статуса Украины.

При всей масштабности каждой из поставленных задач денацификация Украины представляется делом значительно более сложным, нежели её демилитаризация. Сегодня весьма остро стоит вопрос выработки конкретных мер достижения цели. Незавершённость процесса денацификации означала бы возможность бандеровского реванша с весьма далёкими последствиями.

Анализ содержания публичных заявлений представителей российской власти и мониторинг информационного пространства России показывает: говорить о наличии выверенных подходов к вопросу о механизмах денацификации Украины пока рано. В этой обстановке особенно важно внимательное изучение существующего исторического опыта.

Наиболее значимая практика денацификации прямо связана с событиями Второй мировой войны. Разгром фашизма, обеспеченный беспримерным подвигом советского народа, позволил выработать и реализовать конкретные меры денацификации на землях Третьего рейха – в Германии и Австрии, а равно в союзных Гитлеру европейских странах. Внимательное исследование данного вопроса позволяет глубже оценить задачи и перспективы дефашизации Украины на современном этапе.

Председателем ЦК КПРФ Г.А. Зюгановым в адрес Президента РФ, членов Совета Безопасности и иных должностных лиц России направлен специальный семнадцатистраничный Информационно-аналитический материал под названием: «Опыт денацификации Германии и других стран Европы после Второй мировой войны». Данная записка была подготовлена с тем, чтобы осветить конкретную практику денацификации, оценить существующий исторический опыт и способствовать выработке практических мер по преодолению зла нацизма в современных условиях.

Полагаю, что знакомство с историческим опытом денацификации в послевоенной Европе для актива КПРФ полезно и важно. Знание данной практики поможет глубже осмыслить текущую ситуацию, оценить задачи и перспективы денацификации Украины. Содержание предлагаемой ниже записки, её конкретные данные и ключевые тезисы помогут коммунистам в проведении информационной и пропагандистской работы. Материал может использоваться при подготовке как устных выступлений, так и публикаций в средствах массовой информации.

Д.Г. Новиков,

заместитель Председателя ЦК КПРФ                                                

  

ПОД ДЕНАЦИФИКАЦИЕЙ гитлеровской Германии и союзных ей стран принято понимать комплекс мер, реализованных после капитуляции цитадели фашизма в мае 1945 года. Правовые основы данного процесса закладывались ещё в ходе Второй мировой войны.

28 апреля 1942 года нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов направил иностранным послам ноту «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности германского правительства и командования за эти преступления». В ней говорилось, что ответственность фашистской Германии является «точно и документально установленной». Вскоре была создана Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. Аналогичные комиссии появились в отдельных республиках и областях. Начиная с 1943 года в СССР прошли Краснодарский, Харьковский и другие процессы над пособниками фашистов и немецкими офицерами.

В октябре 1943 года состоялась Московская конференция глав МИД СССР, США и Великобритании. По итогам работы конференции появилась совместная декларация. Документ осуждал зверства нацистов и предусматривал их ответственность. Фашистские преступники разделялись на две категории. Первая – это военные и члены нацистской партии, совершившие свои преступления на территории стран, оккупированных гитлеровской Германией. Их надлежало судить и наказывать по законам данных государств. Ко второй группе были отнесены лица, чьи преступления были «не связаны с определённым географическим местом». Предполагалось обеспечить их передачу специальному международному суду.

Создать Международный военный трибунал было решено в ходе Ялтинской конференции руководителей стран антигитлеровской коалиции в феврале 1945 года. В качестве цели будущего судебного процесса отмечалась необходимость «подвергнуть всех преступников войны справедливому и быстрому наказанию». Юрисдикции трибунала подлежали преступления против мира, преступления против человечности и военные преступления. Во исполнение принятых решений каждое из государств-победителей сформировало свои прокурорские группы для работы над обвинительным заключением. Главным обвинителем от СССР был назначен Роман Руденко.

В ходе Ялтинской и Потсдамской конференций СССР, США и Великобритания договорились о том, что Германия будет подвергнута длительной оккупации. Её цели – разоружение, демилитаризация и денацификация. Предполагалось полное упразднение вооружённых сил Германии, уничтожение всех фашистских организаций, подготовка к реконструкции политической жизни страны на демократической основе.

Цели и направления денацификации Потсдамская конференция определила в специальном документе под названием: «Политические и экономические принципы, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начальный контрольный период». Предусмотренные меры включали необходимость:

– обеспечить полное разоружение и демилитаризацию Германии, ликвидацию всей германской промышленности, которая может быть использована для военного производства, или контроль над ней;

– убедить немецкий народ, что он понёс тотальное военное поражение и что он не может избежать ответственности за то, что он навлёк на себя, поскольку его собственное безжалостное ведение войны и фанатическое сопротивление нацистов разрушили германскую экономику и сделали хаос и страдания неизбежными;

– уничтожить национал-социалистскую партию и её филиалы и подконтрольные организации, распустить все нацистские учреждения, обеспечить, чтобы они не возродились ни в какой форме, и предотвратить всякую нацистскую и милитаристскую деятельность или пропаганду;

– осуществить подготовку к окончательной реконструкции германской политической жизни на демократической основе;

– отменить все нацистские законы, которые создали базис для гитлеровского режима или которые установили дискриминацию на основе расы, религии или политических убеждений: «Никакая такая дискриминация правовая, административная или иная не будет терпима.»;

– контролировать образование в Германии так, чтобы полностью устранить нацистские и милитаристские доктрины и сделать возможным успешное развитие демократических идей.

Кроме того, предлагалось арестовать и предать суду всех, кто участвовал в планировании и осуществлении военных и иных преступлений. Члены нацистской партии, «которые были больше, чем номинальными участниками её деятельности, и все другие лица, враждебные союзным целям», должны были удаляться с общественных должностей и ответственных постов на предприятиях. Их планировалось заменить лицами, «которые по своим политическим и моральным качествам считаются способными помочь в развитии подлинно демократических учреждений в Германии».

После капитуляции Германия была разделена на четыре зоны оккупации: советскую, британскую, французскую и американскую. При этом Потсдамская конференция предусмотрела сохранение Германии «в качестве единого экономического целого», но решила децентрализовать германскую экономику «с целью уничтожения существующей чрезмерной концентрации экономической мощи, представленной в особенности в форме картелей, синдикатов, трестов и других монополистических соглашений».

Конкретные меры денацификации державы-победительницы назвали в постановлениях Со­юз­ни­че­ско­го Кон­троль­но­го со­ве­та в Гер­ма­нии № 1 от 20 сентября 1945 г., № 2 от 10 октября 1945 г. и № 10 от 20 октября 1945 г. Были созданы специальные комитеты в подчинении оккупационной администрации. Устанавливался единый порядок проведения денацификации во всех зонах оккупации – советской, американской, английской и французской.

Проверяемых лиц разделяли на пять категорий: главные виновники; виновники (активисты); менее виновные; попутчики; невиновные. В случае выявления признаков вины комитеты по денацификации передавали дела в суд. Суды были правомочны выносить такие приговоры, как лишение свободы, конфискация собственности, запрет на профессию, отстранение от должности, лишение пенсии, наложение штрафа, лишение избирательного права.

20 ноября 1945 года начался процесс в Нюрнберге. Суду были преданы Геринг, Гесс, Риббентроп, Кейтель, Розенберг и другие фашистские руководители. В ходе трибунала состоялось свыше 400 открытых заседаний, были допрошены 116 свидетелей. Рассмотрены многочисленные показания и документы. Подсудимые, кроме Г. Шахта, Г. Фриче и Ф. фон Папена, были признаны виновными. 12 человек приговаривались к смертной казни через повешение, 3 – к пожизненному заключению, остальные к тюремным срокам от 10 до 20 лет. Трибунал признал преступными организациями СС, гестапо, службу безопасности (СД) и руководство нацистской партии.

Процесс не был свободен от противоречий. Так, советские обвинители выражали несогласие с отказом признавать преступными генштаб и правительственный кабинет фашистской Германии, а также с оправданием трёх подсудимых. Не подверглась прямому юридическому осуждению сама фашистская идеология, хотя в приговоре она постоянно упоминается в связи с деятельностью СС, СД, преступлениями против человечности и т.п.

В целом Нюрнбергский трибунал сыграл огромную роль в разоблачении человеконенавистнической идеологии, стал первым в истории международным судом, наказавшим виновников тягчайших преступлений. Была установлена индивидуальная ответственность отдельных лиц за преступления государства. Трибунал констатировал: «Когда суверенное государство ставит себя выше разумно признаваемого и установленного международного права либо желает нарушить общепризнанные цивилизованные обычаи человечного и достойного обращения с людьми, индивиды, осуществляющие подобную политику своих государств, должны нести ответственность за свою причастность к нарушению международного права, обычаев и законности человечности».

После главного процесса в Нюрнберге были проведены ещё двенадцать: дело врачей, ставивших опыты на людях, юристов, чиновников управления концлагерями, руководителей расистской программы, чиновников министерства иностранных дел и другие. Затронув «верхушку айсберга», суды были лишь частью, хотя и крайне важной, общей политики.

 

В ЗАПАДНЫХ ЗОНАХ оккупации военные администрации США, Великобритании и Франции вели политику жёсткого военного администрирования и мелочной регламентации экономической жизни, тормозили развитие политических процессов. Под предлогом «поддержания порядка» они ввели режим «политического карантина». На этом основании распускались все стихийно возникшие антифашистские комитеты.

Ограничения политической деятельности в западных зонах сохранялись до начала 1946 года. После их отмены создание демократических организаций допускалось лишь на местном уровне и только позднее – в зональном масштабе. Так искусственно создавался барьер на пути общенационального объединения антифашистских сил.

Однако «политический карантин» не мешал политической самоорганизации буржуазии. Ставка делалась на создание одной крупной партии, способной консолидировать буржуазное общество и стать оплотом перед лицом «красной угрозы с востока».

В целом оккупационные власти западных зон встали на путь саботажа решений Потсдамской конференции по вопросу о денацификации.

На февраль 1950 года в западных зонах подверглись проверке 6,1 миллиона человек. Из них полностью невиновными были признаны 3,9 миллиона (64%). К первой категории (главные виновники) отнесены менее 1700 человек, ко второй (виновники) – около 23 тысяч, к третьей (менее виновные) – 150 тысяч, к четвёртой (попутчики) – 1 миллион.

Ход денацификации в западной части Германии хорошо виден на примере деятельности оккупационных сил США. В конце войны они получили ценный подарок – 8 миллионов учётных карточек членов и кандидатов в члены нацистской партии. Её передал директор мюнхенской картонажной фабрики «Йозеф Вирт» Хубер. В середине апреля 1945 года нацисты приказали работникам предприятия уничтожить привезённую «макулатуру» весом 65 тонн. Поняв, с какими именно материалами они имеют дело, сотрудники во главе с директором решили нарушить приказ и передали всё подошедшим войскам союзников. Учётные карточки содержали важную информацию о нацистах, включая их фотографии, сведения о карьере и уровне благонадёжности.

Кроме того, с начала войны работала лондонская Комиссия по выявлению военных преступников. Она составила списки почти на 1 миллион немцев, причастных к фашистскому режиму. Но, как показали дальнейшие события, эта информация была использована не столько для денацификации, сколько для политических целей США и их союзников в Европе.

Более или менее последовательную политику денацификации союзники проводили только в первые месяцы после победы. Директива от 26 апреля 1945 года предписывала всем начальникам штабов войсковых подразделений американской зоны (ею руководствовались также и англичане) провести мероприятия по удалению с ответственных постов в госучреждениях и частных предприятиях всех членов НСДАП, активно поддерживавших режим и лиц, враждебно настроенных к союзникам. В целях выявления активных нацистов при военных администрациях были созданы управления по денацификации.

В первые дни после капитуляции Германии были арестованы и отправлены в лагеря те, кто занимали партийные посты от руководителя отделения и выше, независимо от должности – кадры СС, гестапо, СД и штурмовых отрядов, руководители подразделений таких организаций, как гитлерюгенд, охранники концентрационных лагерей и т.д. Их общее число составило в английской зоне оккупации около 90 тысяч человек, в американской – свыше 100 тысяч.

В дальнейшем процесс во многом превратился в бюрократическую формальность. Главным методом деятельности управлений по денацификации стало распространение анкет среди населения. Каждый немец старше 18 лет обязан был зарегистрироваться и заполнить анкету из 133 вопросов (Meldebogen). Целью опроса являлось определение степени виновности и причастности к нацизму. Всего в американской зоне было заполнено более 13 миллионов анкет, ставших основанием для 3,5 миллиона дел. В британской зоне анкеты заполнили 12 миллионов человек из 15,5 миллиона взрослого населения.

Сама процедура затрудняла выявление активных нацистов. В британской зоне к числу последних были отнесены лишь 0,1% всех лиц, подвергшихся проверке. На 75% из них был наложен денежный штраф, а 20% были ограничены в профессиональной деятельности.

В органах оккупационной администрации западных зон оказалось немало бывших нацистов. 90% гражданских чиновников британской зоны занимали свои посты и при Гитлере. Поскольку к мероприятиям по денацификации часто привлекались бывшие нацисты, многие бонзы НСДАП спокойно проходили «чистку» и получали такое же наказание, как и рядовые члены преступной партии.

Уже в марте 1946 года по инициативе США появляется Закон об освобождении от национал-социализма и милитаризма, согласно которому процесс денацификации передавался в немецкие руки. На местах создавались специальные трибуналы, или шпрухкамеры (Spruchkammer). Обычно они состояли из трёх-пяти немцев не моложе тридцати лет: председателя, не менее двух экспертов и прокурора.

Всего в американской зоне было создано 545 трибуналов со штатом в 22 тысячи человек. Оккупационные силы оставили за собой функции контроля и наблюдения за работой трибуналов, а также помощи немецким чиновникам по необходимости. 60% судей и 76% прокуроров, занимавшихся денацификацией, оказались бывшими членами нацистской партии.

Сами судебные процессы в значительной степени превратились в формальность. Даже лица, подозреваемые в принадлежности к первой и второй категориям – наиболее тяжким, могли самостоятельно приводить доказательства, смягчающие вину. Трибуналы наводнило громадное количество всевозможных рекомендательных писем, сертификатов и других документов нередко сомнительного происхождения. Они «доказывали», что обвиняемый не был активным нацистом, а вёл праведную жизнь. Свидетелями могли выступать друзья и соседи, которые давали положительные характеристики в обмен на ответную услугу. Что касается анкетных данных, то проверить их подлинность у «денацификаторов» не было ни времени, ни особого желания. Даже среди немцев притчей во языцех стали коррупция и фаворитизм членов трибуналов.

Не удивительно, что эффективность судебной денацификации в западной зоне стремилась к нулю. Например, в сентябре 1946 года было рассмотрено 42 тысячи дел, а «главными виновниками» признали только 116 фигурантов. Но и это не являлось гарантией справедливости – часто реальные преступники обеспечивали себе оправдание, в то время как наказывались «попутчики», не сумевшие обеспечить «достойную» защиту.

Большое влияние на процесс денацификации оказала разгоравшаяся «холодная война». Уинстон Черчилль во время посещения Цюриха в сентябре 1946 года фактически призвал забыть об ужасах фашизма. По его словам, необходимо «подвести черту под прошлым, повернуться спиной к его ужасам и глядеть в будущее… Если Европу суждено спасти от бесконечных бедствий и полного уничтожения, то в основу спасения должен лечь акт веры в семью европейских народов и акт забвения всех преступлений и ошибок».

Летом 1947 года в американскую зону оккупации прибыла делегация членов Конгресса США. Она объявила, что денацификация должна быть как можно скорее завершена, поскольку-де «препятствует экономическому восстановлению Германии». После этого глава военной администрации Люсиус Клей внёс поправоки в закон о денацификации. Слушания в трибуналах ещё более ускорились, а вердикты выносились всё более мягкие. Обвиняемые могли даже не являться на процесс, а общаться с трибуналом по переписке. Даже те нацисты, чья вина была доказана, отделывались штрафами.

Фактически в западной части Германии происходил обратный денацификации процесс – ресоциализация фашистов в немецкое общество. К лету 1948 года оккупационные силы прекратили наблюдение за программой денацификации, полностью передав её немцам.

Ещё ранее западные союзники пошли на серию уступок. В августе 1946 года была объявлена «молодёжная амнистия» для лиц, рождённых после 1 января 1919 года, а в декабре того же года – «рождественская амнистия» для нетрудоспособных, а также малообеспеченных лиц, годовой доход которых с 1943 по 1945 год не превышал 3600 марок, а стоимость имущества – 20 тысяч марок.

Как отмечает современный немецкий историк Алейда Ассман, в условиях усиления конфронтации с СССР Запад пошёл на сохранение «коричневой» преемственности элиты ради скорейшего восстановления Западной Германии и её интеграции в создававшиеся структуры, прежде всего в НАТО.

Характеризует процесс денацификации и отношение к крупному бизнесу, сотрудничавшему с нацистами и финансировавшему гитлеровский режим. Ещё осенью 1945 года американская оккупационная администрация составила список из 1800 крупных промышленников и банкиров, причисленных к военным преступникам. Однако в итоге в списке остались только 42 человека. Несмотря на проведённые судебные процессы над руководителями компании «ИГ Фарбениндустри», концернов Круппа и Флика, большинство из них вскоре вернулись к работе как «незаменимые специалисты».

Так, Альфред Крупп был членом СС с 1931 года. Его компания способствовала приходу к власти фашистов, была главным производителем вооружений для вермахта. Крупп был приговорён к 12 годам тюрьмы, но провёл в заключении только 2,5 года. Он досрочно вышел на свободу по приказу американского верховного комиссара в Германии Джона Макклоя. Затем Крупп добился аннулирования части приговора в части конфискации имущества концерна и его разукрупнения. Крупп снова возглавил корпорацию и руководил ею до своей смерти в 1967 году.

Генеральный директор концерна «Опель» Вильгельм Опель ещё до 1933 года оказывал поддержку нацистской партии. В марте 1933 года в качестве депутата рейхстага от НСДАП он голосовал за предоставление Гитлеру чрезвычайных полномочий. На протяжении всей войны Опель снабжал вермахт военной техникой. Решением суда он был оштрафован на такую же сумму, какая полагалась рядовому почтовому служащему.

Крупный промышленник Фридрих Флик использовал на своих предприятиях труд военнопленных и заключённых концлагерей. Флик отсидел лишь три года из семи лет. После освобождения он возродил свою бизнес-империю и вновь стал одним из богатейших людей «демократической» Германии. До конца жизни Флик отказывался выплачивать даже минимальные компенсации выжившим подневольным рабочим. Так же поступают его наследники.

Фактически с самого начала не соблюдались положения закона, запрещавшие занятость бывших членов НСДАП и её дочерних организаций в коммерческих предприятиях, за исключением должностей обычных рабочих.

После 1948 года расследование проводилось лишь в отношении первой и второй категорий, но и они в большинство своём были амнистированы.

В декабре 1950 года, уже после провозглашения Федеративной Республики Германии, бундестаг принял постановление о завершении денацификации. Многие комментировали это решение как прощение бывших нацистов и угроза возрождения фашизма.

В мае 1951 года в ФРГ был принят закон, по которому все чиновники, уволенные со службы в ходе денацификации, могли претендовать на восстановление в должностях. Признанные виновными могли подавать ходатайства о пересмотре их дел. Нацистские преступники активно пользовались возможностью опротестовывать приговоры.

Характерен пример Эрнста фон Вайцзеккера – бригаденфюрера (генерала) СС, заместителя министра иностранных дел Риббентропа. Он был признан виновным в депортации французских евреев в Освенцим. Однако в Нюрнберге его приговорили лишь к 7 годам заключения. Затем распоряжением верховного комиссара американской зоны оккупации Джона Макклоя Эрнст фон Вайцзеккер был выпущен на свободу менее чем через 4 года. Его сын Рихард фон Вайцзеккер стал президентом ФРГ. Занимая этот пост с 1984 по 1994 год, он всегда называл несправедливым «суровый приговор» в отношении отца.

В 1951 году тот же Макклой смягчил наказания 79 военным преступникам. Их сроки были урезаны, некоторые были выпущены раньше срока «по состоянию здоровья». Бывшие нацисты не просто становились полноправными гражданами, но и занимали руководящие должности. Руководитель разведки на Восточном фронте Рихард Гелен и его преемник Герхард Вессель стали главами внешней разведки ФРГ.

Один из главных военачальников Гитлера Эрих фон Манштейн был признан виновным в преступлениях против мирного населения и применении тактики «выжженной земли». Вместо 18 лет он отсидел 3 года и стал ключевым советником канцлера Конрада Аденауэра по обороне. В этой должности он воссоздавал вооруженные силы (бундесвер) и разрабатывал военную доктрину ФРГ. Похоронили Манштейна с военными почестями.

Бернд Фрейтаг фон Лорингофен – был доверенным лицом Гитлера, оставался с фюрером в последние дни его жизни. Затем стал бригадным генералом бундесвера. Его сын Арндт Фрейтаг фон Лорингофен в 2016-2020 годах возглавлял разведку НАТО, а сейчас является послом Германии в Польше.

В целом из бывших офицеров вермахта, гестапо и других фашистских ведомств было сформировано почти в полном составе руководство силовых структур ФРГ. Почти 500 бывших офицеров вермахта занимали в бундесвере должности полковников и генералов. В 1956 году Федеральная комиссия по персоналу приняла решение разрешить службу в бундесвере бывшим эсэсовцам в чине не выше оберштурмбанфюрера (подполковника).

Целый ряд бывших высокопоставленных фашистов Германии заняли командные посты в НАТО. Начальник штаба группы армий «Юг» и группы армий «Б» Ханс Шпайдель в 1957-63 годах был командующим Объединёнными сухопутными войсками НАТО в Центральной Европе. Председателем военного комитета НАТО являлся генерал-лейтенант фашистского генштаба Адольф Хойзингер.

Схожей была картина в госуправлении ФРГ. Главный автор «расовых законов» Ганс Глобке после войны работал начальником администрации Аденауэра, а федеральный канцлер ФРГ в 1966-1969 годах Курт Кизингер работал в министерстве пропаганды Третьего рейха над начальством Геббельса. И таких примеров были сотни…

Противоречивой была политика денацификации в области культуры. С одной стороны, в школах и высших учебных заведениях были изъяты учебники, составленные в соответствии с идеями нацизма. Запрету и уничтожению подверглись 30 тысяч наименований книг, а также произведения искусства, которые пропагандировали фашизм.

В западных зонах оккупации жителей принудительно знакомили с преступлениями фашизма. Их возили в концлагеря, заставляли участвовать в раскопках массовых захоронений. В населённых пунктах развешивались плакаты с изображениями жертв террора и надписями «В этом есть и твоя вина!».

С другой стороны, воспитание чувства личной вины не сопровождалось анализом причин возникновения фашизма. Его изображали как «историческую аномалию», как отклонение от «нормального капиталистического развития». Соответственно, основное внимание уделялось внешним атрибутам – недемократичности и террору. В то же время социально-экономическая база возникновения фашизма, в т.ч. участие крупного капитала, старательно замалчивалась.

«Табу» было наложено и на такие темы, как роль зарубежных держав в установлении и укреплении власти Гитлера. Игнорировалось существование антифашистского подполья в Германии, особенно коммунистического. Делалось всё, чтобы замаскировать почву для классового анализа, которого западные союзники избегали как огня.

Все указанные выше причины и обстоятельства не позволили провести по-настоящему глубокую денацификацию в ФРГ. Это предопределило появление тех «трещин» и «бомб замедленного действия», которые влияют на общественную жизнь стран Запада вплоть до сегодняшнего дня.

Тревожные тенденции фиксировались уже послевоенными опросами. Даже в 1952 году каждый четвёртый житель ФРГ признавался в хорошем отношении к Гитлеру. Почти 40% заявляли, что уничтожение евреев, поляков и других «неарийских» народов диктовалось интересами безопасности Германии. Половина немцев утверждала, что фашизм был хорошей, но плохо воплощённой идеей. В реальности сторонников подобных взглядов было больше, но не каждый решался в них сознаться, пусть даже анонимно.

Почти сразу после завершения войны в Западной Германии появились неонацистские организации. Союзники и новая немецкая администрация не просто «терпели» их, но и откровенно к ним благоволили. Эти группы рассматривались как один из инструментов антикоммунизма.

В 1950 году была зарегистрирована Немецкая имперская партия. Выступала с реваншистских позиций и требовала восстановления германских границ 1937 года. Ею руководили бывшие группенфюрер СС Вильгельм Майнберг, штандартенфюрер СА Генрих Кунстман и племянник одного из основателей фашистского движения Рудольфа Гесса – Отто Гесс.

В 1964 году на смену Немецкой имперской партии пришла крайне правая Национал-демократическая партия Германии. НДПГ считает исторически несправедливым нынешнее «униженное положение германской нации». В 1960-е годы партия прошла в парламенты Баварии, Нижней Саксонии и Гессена, а в 1969 году набрала почти 1,5 миллиона голосов и едва не попала в немецкий парламент. После объединения Германии НДПГ обрела «второе дыхание», пройдя в ландтаги Саксонии, Баден-Вюртемберга и других земель.

В Германии действовали и действуют множество других неонацистских организаций вроде «Свободных товариществ» и т.д. Ряд ультраправых идей вошёл и в программу таких крупных и влиятельных политических сил, как «Альтернатива для Германии».

Одновременно в 1956 году в ФРГ была запрещена Коммунистическая партия Германии. Её обвинили в «подрыве демократического строя». Тысячи коммунистов были арестованы. Реакцией на «ренацификацию» ФРГ стала деятельность леворадикальной организации «Фракция Красной армии» (RAF). Её активисты считали, что империализм пошёл на возрождение фашизма для укрепления своей гегемонии. Одной из самых резонансных акций RAF стало убийство генпрокурора ФРГ Зигфрида Бубака – бывшего члена НСДАП.

 

В ВОСТОЧНОЙ ГЕРМАНИИ, то есть в советской оккупационной зоне, денацификация была проведена решительно и глубоко. Сразу после капитуляции фашистских войск здесь было создано десять специальных лагерей НКВД. Три из них разместили на территории бывших концлагерей, в том числе в Бухенвальде. Начали работу военные трибуналы, состоящие из представителей советского командования.

К бывшим членам НСДАП, военнослужащим вермахта и других фашистских организаций применялся строго дифференцированный подход.

Активные деятели режима, включая бывших эсэсовцев, штурмовиков, охранный персонал мест заключения понесли суровое наказание. Речь могла идти о смертной казни, длительных тюремных сроках, отправке на работы по восстановлению народного хозяйства СССР. К августу 1947 года в Советской зоне оккупации было рассмотрено 800 тысяч дел. Обвинительные приговоры были вынесены в отношении более 500 тысяч человек (63%).

К рядовым членам отнеслись снисходительно. Им позволили интегрироваться в новое общество. 16 августа 1947 года приказом начальника Советской военной администрации номинальные участники деятельности нацистской партии были освобождены от преследования. В 1952 году принятым в ГДР законом бывшие члены НСДАП, за исключением военных преступников, были уравнены в правах с остальными жителями.

Советская военная администрация ликвидировала фашистский государственный аппарат. Из административных, экономических, культурных и прочих учреждений были изгнаны бывшие фашистские руководители и чиновники. Органы управления, юстиции, средняя и высшая школы последовательно очищались. В 1945-1948 годах были уволены около 500 тысяч бывших членов нацистской партии, в том числе 80% всех судей и половина педагогических кадров.

Руководящие посты в государственных органах и в народном хозяйстве заняли рабочие и активисты антифашистского движения. Впрочем, не были изгоями и бывшие военнослужащие, пересмотревшие свои взгляды. Так, будущий председатель Совета министров ГДР Вилли Штоф служил в вермахте на Восточном фронте, в 1945 году попал в плен и был направлен в антифашистскую школу военнопленных.

При содействии советской администрации ведущую роль в политической жизни Восточной Германии стали играть антифашистские организации, в первую очередь Коммунистическая партия (КПГ). В своём воззвании от 11 июня 1945 года КПГ заявила о необходимости полной ликвидации остатков гитлеровского режима, строгом наказании активных нацистов, восстановлении демократических прав и свобод, конфискации имущества активных нацистов и военных преступников, полном уничтожении прусского милитаризма. КПГ выдвинула лозунг установления антифашистского демократического режима и парламентской республики.

Возродилась Социал-демократическая партия. Возникли Либерально-демократическая партия и Христианско-демократический союз. Возрождались профсоюзы. Общими целями всех этих организаций стали восстановление экономики и создание органов самоуправления – ландтагов, крайстагов и общинных народных представительств. Советская администрация всячески поощряла эти тенденции.

В 1946 году произошло объединение двух рабочих партий – КПГ и СДПГ. На их основе создалась Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ). 21–22 апреля 1946 г. объединительный съезд КПГ и СДПГ провозгласил курс на полное завершение антифашистско-демократических преобразований.

В советской зоне оккупации была проведена полная демилитаризация экономики. Демонтированы военные заводы. Осуществлено уничтожение всех запасов вооружений, боевой техники, боеприпасов. Военная промышленность фактически перестала существовать.

Главное заключалось в том, что в основу денацификации на востоке Германии была положена борьба с корнями фашизма. Справедливо подчёркивалось, что фашистская идеология была порождена капитализмом и не может быть уничтожена, пока сохраняется господство капитала. Социально-экономические реформы в Восточной Германии были направлены на ликвидацию классовых опор нацистской диктатуры – монополистической промышленной буржуазии и крупных землевладельцев-юнкеров.

Были изданы декреты о конфискации имущества фашистского государства, нацистской партии и военных преступников. В 1946 году были конфискованы более 3 тысяч предприятий. На их базе был образован сектор «народных предприятий». Впоследствии в нём производилось 60% всей промышленной продукции ГДР, образованной в 1949 году. Всего было конфисковано и передано в народную собственность свыше 9 тысяч промышленных предприятий. Осуществлена национализация железных дорог, финансово-банковской сферы и других ключевых отраслей.

В ходе аграрной реформы 1945–1946 годов были конфискованы 13,7 тысячи хозяйств общей площадью 3,3 миллиона га земли. Большая часть земель юнкеров, военных преступников и фашистского государства передавалась 560 тысячам безземельных и малоземельных крестьянских хозяйств. На остальной части были созданы народные имения – государственные сельхозпредприятия.

 

Для денацификации в АВСТРИИ были характерны явления, схожие с теми, что переживала западная Германия.

Правительство Карла Реннера после разгрома фашизма запретило нацистскую партию и все её организации. Членов данных объединений обязали зарегистрироваться в органах местного самоуправления. Регистрацию прошли более 500 тысяч бывших нацистов, которых временно лишили ряда гражданских прав. Особые суды вынесли приговоры в отношении 13 тысяч виновных в преступлениях, но наказания не были слишком суровыми. Лишь 43 человека были приговорены к смертной казни, да и эти приговоры были в основном заменены на тюремные сроки.

Уже в апреле 1948 года закон об амнистии восстановил в правах 482 тысячи бывших членов НСДАП. Впрочем, принятый в 1955 году Государственный договор о восстановлении независимой и демократической Австрии запрещал бывшим нацистам служить в вооружённых силах.

Как отмечают исследователи, после 1948 года в стране исчезли публичные дискуссии о фашизме. «Все перестали говорить о прошлом. Личное и историческое прошлое исчезло под покровом незнания, отделяя эту тёмную историю от попытки создания цветущего будущего… Место классового и партийного соперничества заняли молчание и кооперация», – отмечает одна из работ.

Впрочем, негласный «общественный договор» в Австрии во многом был фикцией. В 1949 году в американской зоне оккупации бывшими нацистами была создана партия «Союз независимых». Её преемницей стала Австрийская партия свободы. Сегодня это одна из ведущих политических сил, участница нескольких коалиционных правительств.

 

В ИТАЛИИ после окончания войны были ликвидированы фашистская партия, политическая полиция и другие репрессивные органы прежнего режима. Однако если не считать казни партизанами Бенито Муссолини и его ближайших соратников, фашисты избежали сурового наказания. Не было проведено судебных процессов, подобных Нюрнбергскому или Токийскому трибуналам.

Созданный в Италии в 1945 году Верховный комиссариат по чистке госаппарата от фашистских элементов просуществовал меньше года. В марте 1946 года он был распущен. Пожалуй, единственной заметной акцией стало очищение от функционеров прежнего режима органов государственной власти и крупных компаний Италии. Рассмотрев около 400 тысяч дел, Верховный комиссариат освободил от должностей всего 1580 человек, ещё 500 с небольшим были отправлены на пенсию.

22 июня 1946 года была объявлена политическая амнистия. Число отбывающих наказание фашистов после неё снизилось с 40 тысяч до 400. Повторные акты амнистии за военные и политические преступления были подтверждены и расширены в 1953 и 1966 годах.

Произошёл дрейф политической системы Италии вправо. В 1947 году Итальянская компартия была удалена из правительства по требованию США. Начался террор ультраправых группировок против коммунистов и профсоюзных деятелей.

Большое влияние крайне правых и неонацистских идей на итальянскую политическую жизнь сохраняется и сегодня. Фаворитом следующих парламентских выборов является партия «Братья Италии», не скрывающая симпатий к фашистской диктатуре.

 

О денацификации «по-западному» многое говорит и то, что капиталистические страны предоставили убежище многим фашистским преступникам.

Диктатор усташской Хорватии Анте Павелич ушёл от наказания и умер в Испании в 1959 году. Без дела Павелич не сидел. Под его руководством было создано «Хорватское освободительное движение», организовавшее десятки терактов. Среди них убийство югославского посла Владимира Роловича в Стокгольме, похищение пассажирского самолёта авиакомпании SAS, взрыв на борту самолёта югославской авиакомпании JAT.

Не был подвергнут должному наказанию и союзник Адольфа Гитлера, венгерский диктатор Миклош Хорти. В октябре 1944 года, когда возникла перспектива перехода Венгрии на сторону антигитлеровской коалиции, Хорти передал власть Ференцу Салаши – ещё более верному стороннику германского фашизма. Убежище для себя Хорти нашёл в Португалии, где благополучно прожил до 1957 года, умерев в возрасте 89 лет.

 

Отдельная тема – ФИНЛЯНДИЯ. Как союзница Германии она вела боевые действия с момента вторжения фашистских войск в СССР. Финские войска оккупировали значительную часть Карелии, участвовали в блокаде Ленинграда. Послевоенную судьбу Финляндии определило прекращение ею войны на стороне Германии. Поражения Третьего рейха привели к охлаждению воинственных настроений финских элит. После победы советских войск под Сталинградом, 3 февраля 1943 года в Хельсинки прошло экстренное совещание. Был сделан вывод: война достигла поворотного пункта и следует задуматься о прекращении сотрудничества с Германией.

Финская сторона заявила о «сепаратном характере» войны с СССР. В июне 1943 г. главнокомандующий Карл Маннергейм приказал расформировать финский добровольческий батальон СС «Нордост». Через посла СССР в Швеции А.М. Коллонтай начался зондаж почвы о сепаратном мире. В Тегеране И.В. Сталин дал понять президенту США Ф. Рузвельту, что СССР не планирует ликвидировать суверенитет Финляндии, но ей нужно скорее инициировать переговоры о мире. Рузвельт и Черчилль сочли эту позицию обоснованной.

В январе-феврале 1944 года в ходе Ленинградско-Новгородской операции была полностью снята блокада Ленинграда. Советская авиация совершила авианалёты на окраины Хельсинки, не затрагивая городскую застройку. Целью было психологическое воздействия на финское руководство.

В марте 1944 года в Москву отправилась финская делегация. Она получила условия перемирия, которые включали:

– подтверждение границы СССР и Финляндии Московскому договору 1940 года;

– интернирование финской армией германских войск к концу апреля 1944 года;

– выплата Советскому Союзу 600 млн долларов репараций на протяжении 5 лет.

Финляндия от данных условий отказалась и продолжила войну.

10 июня 1944 года советские войска начали Выборгско-Петрозаводскую наступательную операцию. Уже 20 июня красное знамя было поднято над Выборгом. 28 июня в результате Свирско-Петрозаводской операции был освобождён Петрозаводск. Замедлить наступление помогли срочные поставки германского тяжёлого вооружения финнам по соглашению, подписанному главой МИД Германии И. Риббентроп и президентом Финляндии Р. Рюти.

В июле финская армия стабилизировала фронт, но Маннергейм понимал, что нового удара не выдержать. 1 августа Рюти ушёл в отставку. Маннергейм соединил в своих руках гражданскую и военную власть. Через Коллонтай он запросил условия перемирия. Согласовав позицию с Лондоном и Вашингтоном, правительство СССР ответило, что от Финляндии требуется разрыв с Германией и вывод всех её войск. 2 августа Маннергейм уведомил Гитлера о выходе из войны. Финские войска начали перебрасываться в Лапландию, где находилась 200-тысячная германская группировка.

25 августа 1944 года финское правительство направило в СССР просьбу о перемирии. 7 сентября в Москву из Хельсинки отправилась делегация. В переговорах участвовала и Великобритания. После подписания соглашения о прекращении огня финской делегации были переданы требования советской стороны. Полученных условий глава делегации премьер-министр Антти Хакцелль не вынес – его сразил инсульт. Требования пришлось принять.

19 сентября 1944 года между Финляндией, СССР и Великобританией было подписано Московское перемирие. Финляндия выходила из войны на стороне Германии и брала обязательства начать боевые действия против немецких войск (20-я горная армия) на своей территории, разоружить их и передать военнопленных советской стороне. Помимо этого, Финляндия обязывалась:

– разорвать дипломатические отношения с Германией и её союзниками;

– выплатить 300 млн долларов контрибуции товарами в течение 8 лет;

– предоставить СССР в аренду на 50 лет полуостров Порккала для постройки военно-морской военной базы в 17 км от Хельсинки;

– демобилизовать армию за два с половиной месяца;

– распустить все прогитлеровские политические, военизированные и иные организации, ведущие враждебную СССР пропаганду;

– отменить запрет на деятельность Компартии и других антифашистских организаций, выпустить из тюрем и концлагерей арестованных антифашистов;

– предать суду военных преступников и т.д.

Финляндия уступала СССР область Салла, несколько районов Карелии, район Петсамо-Печенга на Кольском полуострове, ряд островов Финского залива.

Выполняя требования Московского перемирия, финское руководство подчас крайне неохотно следовало «букве и духу» документа. Только в марте 1945 года правительство Финляндии официально объявило войну Германии.

Выдворение гитлеровских войск из финского Заполярья продолжалось до апреля 1945 года. В историю Финляндии оно вошло как «Лапландская война». Действия финской армии против немецких войск велись довольно вяло. Многим гитлеровцам это позволило уйти в Норвегию. При этом немцы, озлобленные «предательством» финнов, разрушили около трети всех жилых домов на севере страны и стёрли с лица земли город Рованиеми. Такой оказалась расплата Финляндии за роль гитлеровского сателлита.

Осенью 1944 года финские власти начали роспуск националистических профашистских организаций. Эту работу отслеживала Союзная контрольная комиссия, возглавляемая А.А. Ждановым. Запрету подверглись:

– Охранный корпус Финляндии, или Шюцкор – добровольная военизированная организация, созданная в годы гражданской войны для борьбы с пробольшевистскими силами, включённая в 1940 году в состав Вооружённых Сил;

– Лотта Свярд – женская националистическая организация;

– Карельское академическое общество – националистическое объединение интеллигенции;

– Патриотическое народное движение;

– Национал-социалистическая рабочая организация и другие.

Закон о привлечении виновников войны к ответственности парламент Финляндии принял только 11 сентября 1945 года в условиях сильного противодействия. Так, Верховный суд опротестовал данный закон как «противоречащий Конституции». Схожую позицию занял тогдашний премьер-министр страны Юхо Кусти Паасикиви.

Судебные процессы, связанные с ответственностью за развязывание войны и военные преступления, проходили с ноября 1945-го до февраля 1946 года. Они не были международными и велись специальным судом из председателей Верховного суда и Высшего административного суда Финляндии, профессора права из Хельсинкского университета и 12 депутатов парламента. Специальный комитет, созданный Союзной контрольной комиссией, наблюдал за процессами и при необходимости вмешивался.

По итогам рассмотрения приговоры были вынесены лишь в отношении 8 человек. Самый большой срок тюремного заключения – 10 лет – присудили Ристо Рюти, занимавшему пост президента в 1940-1944 годах. Остальных обвиняемых приговорили к срокам от 2 до 6 лет. В их числе два бывших премьера, несколько министров и финский посол в Германии Тойво Кивимяки.

Ни один из осуждённых срок заключения полностью не отбыл. Условно-досрочные освобождения начались уже осенью 1947 года. В мае 1949 года был помилован Рюти. Спустя 7 лет его похоронили с государственными почестями. Его роль в истории Финляндии высоко оценивается. Именем союзника Гитлера названы улицы и площади, ему установлены памятники.

Не понёс наказания верховный главнокомандующий армией с 1939 года и президент Финляндии в 1944-1946 годах маршал Карл Густав Маннергейм. После отставки он путешествовал по Европе и писал мемуары. После смерти в 1951 году был с государственными почестями похоронен на военном кладбище Хиетаниеми в Хельсинки.

В то же время военнослужащие ряда финских воинских частей, признанные виновными в военных преступлениях, были осуждены на длительные сроки заключения.

Условия Московского перемирия подтвердил Парижский мирный договор 1947 года. Он завершил состояние войны между СССР и Финляндией. В нём подтверждались: запрет профашистских организаций, выплата репараций, передача Союзу ССР территории Петсамо (Печенга), аренда базы в Порккале.

Армия Финляндии была сокращена до 34 тысяч человек. Были расформированы танковые войска. В состав ВМС не могли входить подводные лодки, торпедные катера и штурмовые суда. Общий тоннаж кораблей ВМС был ограничен в 10 тысяч тонн. ВВС Финляндии сокращались до 60 самолетов.

В исследовании советско-финской войны 1941–1944 годов, подготовленном Библиотекой конгресса США, делается вывод: «Несмотря на значительный ущерб, нанесённый войной, Финляндия смогла сохранить свою независимость; тем не менее, будь СССР жизненно в этом заинтересован, нет сомнения, что финская независимость была бы уничтожена. Финляндия вышла из войны с пониманием этого факта и намерением создать новые и конструктивные отношения с СССР».

В 1948 году в качестве жеста доброй воли Москва вдвое сократила Финляндии оставшуюся сумму репараций. Окончательно выплаты были завершены в 1952 году. В 1955 году СССР вернул базу в Порккале. Это произошло намного раньше срока.

В апреле 1948 года СССР и Финляндия подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Заключённый на 10 лет, он продлевался в 1955, 1970 и 1983 годах. Договор устанавливал нейтральный статус Финляндии. «Верная своему долгу самостоятельного государства», она должна была сохранять нейтралитет и неприкосновенность своей территории на суше, море и в воздухе. Она признавала стратегические интересы Советского Союза. Каждая из сторон обязалась не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против другой стороны.

Внешнеполитический курс на дружбу Финляндии с СССР известен как «линия Паасикиви – Кекконена». Его укрепил целый ряд договоров. В их числе соглашение о научно-техническом сотрудничестве (1955 г.), о культурном сотрудничестве (1960 г.), об образовании постоянной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству (1967 г.), о развитии экономического, технического и промышленного сотрудничества (1971 г.), о морском судоходстве, о сотрудничестве в области энергетики, по правовым вопросам (все в 1974 г.). В 1977 г. была подписана Долгосрочная программа развития и углубления торгово-экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества до 1990 года. В 1973 году Финляндия заключила соглашение о сотрудничестве с Советом экономической взаимопомощи.

Сотрудничество двух стран основывалось на долгосрочных торговых соглашениях, заключаемых на 5 лет. Первое из них было подписано в 1950 году. Осуществлялись совместные проекты. Страны построили Костомукшский горно-обогатительный комбинат в Карелии. Его продукция поставлялась и в Финляндию. Москва предоставляла Хельсинки льготные кредиты. За счёт поставок из СССР Финляндия покрывала значительную часть потребностей в электроэнергии, природном газе, нефти, угле, хлопке, удобрениях. Техническое содействии Москвы позволило построить АЭС в Ловиисе.

Одновременно с торгово-экономическим взаимодействием развивалось и культурное сотрудничество. При этом в Финляндии запрещались антисоветские фильмы и литература.

 

Наиболее принципиально – твёрдо и последовательно – осуществлялась политика денацификации в странах, избравших социалистический путь развития.

 

На территорию ВЕНГРИИ Красная Армия вступила 23 сентября 1944 года. Регент Миклош Хорти предпринял попытки заключить сепаратный мир с США и Великобританией. Однако советские войска продвигались быстро, и западные державы предпочли действовать совместно с СССР. Хотя ранее они обнадёживали Хорти, теперь же посоветовали «обратиться к русским».

Хорти был вынужден направить в Москву делегацию во главе с генералом Габором Фараго. В письме к И.В. Сталину регент просил «пощадить Венгрию», снять с неё ответственность за участие в войне, прекратить военные действия, обеспечить свободный отход частей вермахта с территории страны и участие англо-американских войск в её последующей оккупации.

Руководство СССР расценило данные условия как нереальные и как «игру в переговоры». Москва информировала Лондон и Вашингтон о неприемлемости венгерских предложений. 8 октября делегацию Фараго принял В.М. Молотов, который передал условия начала переговоров. В их числе: эвакуация вооружённых сил и администрации с оккупированных Венгрией территорий Чехословакии, Югославии и Румынии в течение 10 дней, разрыв всех отношений с Германией, немедленное объявление ей войны. Советское правительство заявило о готовности оказать Венгрии военную помощь.

9 октября Хорти провёл совещание с приближёнными. Красная Армия уже форсировала Тису, вышла в район Кечкемета, вела битву за Дебрецен. Предварительные условия были приняты. Советское правительство приостановило наступление на три дня. Однако венгерское правительство не выполнило ни одно из условий. Не желая воевать против Германии, Хорти ушёл в отставку. Власть получил более откровенный ставленник германского фашизма – Ференц Салаши, глава крайне правой партии нилашистов. Хортистский режим пал, но Салаши продолжил войну на стороне Гитлера.

Правление Салаши стало крайне уродливой формой фашистской диктатуры. Нилашисты встали на путь массового террора и грабежа. С помощью оккупационных войск Германии они за короткий срок истребили десятки тысяч человек и разорили страну. Движение Сопротивления усилилось. Венгерская коммунистическая партия (ВКП) стала организатором народной борьбы, расширила деятельность в армии. Усилилось партизанское движение, штабом этой борьбы стал Военный комитет ВКП.

Действия нилашистов резко усилило антигерманские настроения в войсках. 16 октября командующий 1-й армией генерал Бела Миклош и его штаб перешли на сторону Красной Армии. Под ударами советских войск 1-я армия фактически распалась. С 20 по 30 октября 1944 года она потеряла убитыми и ранеными более 14 тысяч человек. Свыше 10 тысяч солдат и офицеров перешли на сторону советских войск. Этот же процесс охватил и 2-ю венгерскую армию.

В ноябре-декабре войска Красной Армии, поддержанные партизанами и участниками Сопротивления, окружили Будапешт. Вслед за гитлеровцами из Венгрии бежали активные нилашисты и хортисты. Устанавливалась народно-демократическая власть. Возникшие по инициативе Венгерской компартии национальные комитеты брали управление на местах в свои руки, играя важную роль в создании народно-демократического строя.

Программа ВКП ставила перед венгерским народом задачи: порвать союз с гитлеровцами и принять активное участие в войне против фашистской Германии; распустить все фашистские организации и предотвратить их возрождение; привлечь к уголовной ответственности изменников родины и военных преступников; очистить государственный аппарат, армию и суды от антинародных элементов; отменить все законы и распоряжения фашистского режима; искоренить из литературы и печати, системы народного образования и всей общественной жизни расовую и национальную ненависть; восстановить демократические свободы и политические права народа; гарантировать свободу печати, собраний и организаций; освободить из тюрем всех патриотов и борцов за национальное освобождение.

Программа ВКП легла в основу деятельности Венгерского национального фронта независимости (ВНФН), взявшего на себя функции временного коалиционного правительства. Его главой стал бывший командующий 1-й венгерской армии Бела Миклош. В правительство вошли коммунисты, социал-демократы, представители буржуазных партий и четыре хортиста.

Подписанное в Москве 20 января 1945 года соглашение о перемирии обязывало венгерское правительство направить для военных действий против Германии не менее 8 пехотных дивизий, отозвать воинские части и чиновников с захваченных территорий Румынии, Чехословакии и Югославии; пленить части вермахта в Венгрии, освободить военнопленных союзных государств, предоставить союзным войскам свободу передвижения по территории страны. Правительство должно было участвовать в аресте и предании суду военных преступников, распустить фашистские организации. Контроль возлагался на союзную комиссию под председательством К.Е. Ворошилова.

4 апреля 1945 г. Красная Армия завершила освобождение Венгрии от немецко-фашистских войск. Народно-демократическая власть распространила влияние на всю страну. 10 мая была официально распущена королевская жандармерия и создана новая полиция. Фашистская партия «Скрещённые стрелы» запрещалась, её руководству предстояло предстать перед судом.

Декрет от 5 сентября 1945 года конфисковал земли руководителей фашистских организаций и военных преступников Венгрии. Однако правые члены правительства пытались воспрепятствовать реальной дефашизации страны, затянуть следствие по делу военных преступников. К ноябрю, на волне общенародного подъёма, хортисты были удалены из правительства.

В октябре 1945 года стартовал Будапештский процесс против военных преступников. Был вынесен смертный приговор Ференцу Салаши и другим лидерам режима. Более 6 тысяч человек получили тюремные сроки

В начале 1946 года в Венгрии завершилась борьба за передачу органов правосудия в руки рабочих и крестьян. При поддержке советской контрразведки началось разоблачение военных преступников и помогавших им лиц.

17–25 ноября 1947 года военный трибунал Черниговской области заслушал дело 13 венгров и 3 немцев. Суд проходил публично в кинотеатре им. H.A. Щорса. Обвиняемым предоставили адвокатов. За преступления на оккупированных территориях к 25 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях были приговорены: генерал-лейтенант Золтан Алдя-Пап, генерал-майоры Ласло Сабо, Иштван Бауман, Дёрдь Вуковари и Геза Эрлих, полковники Шандор Захар, Ференц Амон, Бела Шафрань, Миклош Мичкеи и Тивадар Секей и ряд других лиц.

 

В РУМЫНИИ для ликвидации фашистского режима решающим условием стало мощное наступление Красной Армии под Яссами и Кишинёвом в августе 1944 года. Оно обеспечило успех народного восстания, начавшегося 23 августа. Бухарест и ряд районов страны освободили рабочие отряды и некоторые части румынской армии, перешедшие на сторону народа. Восстание стало началом народно-демократической революции. Фашистская диктатура была свергнута, Антонеску и его приспешники арестованы.

12 сентября 1944 года в Москве было подписано соглашение о перемирии. Его условия предусматривали участие румынских войск в войне против фашистской Германии, роспуск фашистских организаций, чистку госаппарата и армии, предание суду военных преступников, демократизацию политической жизни страны, проведение социально-экономических реформ. Для контроля за выполнением условий перемирия была сформирована союзная контрольная комиссия из представителей СССР, США и Великобритании.

Вопрос о власти в Румынии не сразу решился в пользу народно-демократических сил. Меры по дефашизации натолкнулись на сопротивление. 7 декабря 1944 года главой правительства был назначен начальник генерального штаба Николае Радеску. До войны он возглавлял крайне правую партию «Крестовый поход румынизма». Радеску препятствовал смещению реакционных чиновников и проведению прогрессивных преобразований.

24 февраля 1945 года полумиллионная демонстрация в Бухаресте потребовала отставки Радеску. Против её участников были брошены воинские подразделения, открывшие стрельбу из пулемётов. Это была прямая попытка воспрепятствовать дефашизации страны, спровоцировать гражданскую войну и расправиться с народно-демократической революцией.

Акции протеста охватили всю страну. 6 марта 1945 года профашистское правительство Радеску пало. В новое правительство Петру Гроза вошли коммунисты, социал-демократы, представители левого крыла национал-либеральной и национал-царанистской (крестьянской) партий. Кабинет министров предпринял решительные меры по искоренению фашизма. Были конфискованы земли фашистов и их пособников. Очищался государственный аппарат. Отменялось законодательство фашистской диктатуры.

Меры по дефашизации Румынии вызвали новый виток сопротивления сторонников прежнего режима. Летом 1945 года король Михай I потребовал отставки правительства Петру Гроза и отказался подписывать его нормативные акты. Так называемая «королевская забастовка» продолжалась пять месяцев.

В 1945 году были приняты законы «О преследовании и наказании военных преступников» (предусматривал наказание вплоть до смертной казни) и «О преследовании и наказании виновников катастрофы страны» (наказание вплоть до пожизненного лишения свободы). В мае того же года 29 военных преступников были приговорены к смертной казни, ещё 8 – к пожизненному заключению.

В мае 1946 года на основании статьи 14 соглашения о перемирии, требовавшей от властей Румынии задержания и предания суду лиц, обвиняемых в военных преступлениях, были сформированы народные трибуналы в Бухаресте и Клуже. Они признали виновными в военных преступлениях, преступлениях против мира и человечности 668 подсудимых (187 – Бухаресте, 481 – в Клуже). Из 25 главных военных преступников были казнены четверо – Ион Антонеску, Михай Антонеску, Константин Василю и Георге Алексиану. Остальные получили длительные тюремные сроки, включая пожизненные. Из 100 смертных приговоров, вынесенных народным трибуналом в Клуже, все были заменены на более мягкие наказания. Значительная часть румынских военных преступников была освобождена по амнистии 1950 года. Остальных освободили в период с 1962 по 1964 год по нескольким амнистиям.

 

На территории СЛОВАКИИ фашистский режим был установлен при поддержке фашистской Германии после раздела Чехословакии. Страну возглавил архиепископ Йозеф Тисо, руководитель так называемой глинковской словацкой народной партии. Эта организация требовала выхода из состава Чехословакии, тесно сотрудничала с НСДАП и ОУН.

23 июня 1941 года Словакия объявила войну СССР. На восточный фронт был направлен словацкий экспедиционный корпус, который, впрочем, отличался слабой дисциплиной. Около 500 военнослужащих из его состава перешло на сторону Красной Армии и приняло участие в боевых действиях против фашистов на территории РСФСР и УССР в составе партизанских отрядов. Часть из них известна тем, что они поддерживали связь с одесским подпольем.

Процессы над фашистскими преступниками и их пособниками в Чехословакии проходили в соответствии с Кошицкой программой Национального фронта чехов и словаков. Она была разработана при активном участии Коммунистической партии Чехословакии (КПЧ) и принята 5 апреля 1945 года. Она требовала предания суду изменников и коллаборационистов, запрещения профашистских партий и организаций.

 В Кошицкой программе фиксировалось: «Немецкие и венгерские преступники будут наказаны не только за преступления, совершённые над народами Чехословакии, но и над другими народами и прежде всего народами Советского Союза. Такие преступники будут переданы советским органам». В документе особо отмечалось: «Правительство полно решимости искоренить фашизм раз и навсегда…».

Статья 11 требовала конфискации имущества немецких и венгерских собственников и лиц, сотрудничавших с фашистами, передачу его в госуправление: «Удовлетворяя требования чешских и словацких крестьян, сельскохозяйственных рабочих о проведении новой земельной реформы, стремясь раз и навсегда вырвать чешскую и словацкую землю из рук немецко-венгерской шляхты, а также у изменников народа и передать её в руки чешского и словацкого крестьянства и сельскохозяйственных рабочих, правительство приветствует конфискацию земли врагов и изменников, которую проводит Словацкий Национальный комитет, и её распределение среди мелкого крестьянства…».

Статья 15 определяла приоритеты в сфере образования и культурной политике: «Совсем по-новому и в области культуры будут отношения к великому союзнику – СССР. Из учебных пособий будет не только устранено всё антисоветское, но молодёжь должным образом будет информирована об СССР. В новых учебных планах русский язык будет занимать первое место среди иностранных языков. Правительство позаботится о том, чтобы молодёжь приобретала необходимые знания о жизни Советского Союза. В университетах будут организованы новые кафедры: история СССР, экономика СССР, право СССР».

Кошицкая программа декларировала прочный союз Чехословакии с СССР, тесное сотрудничество с ним в военной, политической, экономической и культурной областях.

По итогам Второй мировой войны к уголовной ответственности в Чехии были привлечены 43 тысячи человек. Вынесено 739 смертных приговоров. В Словакии осуждено 38 тысяч человек. Вынесено 29 смертных приговоров, в том числе в отношении Йозефа Тисо.

 

Таким образом, денацификация в Европе после Второй мировой войны не была единым процессом. Намеченный общий план действий так и не был осуществлён до конца. На его реализацию влияла международная обстановка, отношения внутри антигитлеровской коалиции, начинавшаяся «холодная война». В итоге ход денацификации существенно различался в зоне ответственности советских войск и в зонах стран Запада – США, Великобритании, Франции. Различны были и итоги этого процесса.

 

Исследуя имеющийся исторический опыт, проводя аналогии с нынешними событиями на Украине и оценивая перспективы её денацификации, необходимо сделать РЯД ЗНАЧИМЫХ ВЫВОДОВ.

Мировая практика доказывает: социализм как общественный строй и носители его идеологии выступают наиболее последовательным противниками фашистской идеологии и практики.

Глубокая денацификация для капиталистического государства – вещь крайне проблематичная. Причина состоит в том, что полное завершение процесса дефашизации требует победы над самим источником нацистской идеологии – господством капитала. Без выполнения этого условия все меры денацификации способны оставаться формальными, фрагментарными, ограниченными. В результате у нацизма сохраняется шанс на возрождение.

Современная Россия остаётся государством олигархическим. Его правящие круги стремятся навязать обществу концепции «социального мира», не меняя при этом своей неолиберальной практики. Данная многолетняя практика устойчиво порождает воспроизводство острого социального неравенства.

Одновременно происходит ужесточение политического режима. Российской реальностью является административное и полицейское давление на КПРФ и других представителей левых сил. Идёт наступление на остатки демократических норм в законодательстве о выборах. За последнее время максимально зарегулированы правовые положения об организации массовых публичных мероприятий.

Информационное пространство страны откровенно замусорено. В буржуазной России нередко слышатся антисоветские филиппики, возникают призывы к декоммунизации и даже звучат оправдания отдельных фашистских коллаборантов, таких как атаман Краснов.

В целом на сегодняшний день в нашей стране сохраняются и социально-экономические, и идейно-политические основания для того, чтобы борьба с бандеровщиной оказалась спущенной «на тормозах».

Вся сложившаяся в России обстановка указывает: господствующий в стране правящий класс имеет явные «ограничители» для проведения полноценной денацификации Украины. И только масштабное, организованное, устойчивое народное давление способно создать условия для полного освобождения братского украинского народа от разлагающей общество диктатуры бандеровщины.

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

Вологодская Правда

Всероссийский женский союз НАДЕЖДА РОССИИ

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Апрель 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  


Наш баннер: