КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

Н.В. Арефьев: “Новая удавка для народа”

Государственно-частное партнёрство в виде концессий предприятий ЖКХ — новая удавка для народа

С 1997 года российским гражданам морочат голову реформами жилищно-коммунального хозяйства, которыми якобы хотят обеспечить качество условий проживания населения, а также смягчение процесса реформирования системы оплаты жилья и коммунальных услуг при переходе отрасли на режим безубыточного функционирования. Правда, никто даже не считал, а может ли российская система ЖКХ работать безубыточно и что для этого нужно сделать?

Прошло 24 года, надо ли говорить, в каком состоянии находятся объекты ЖКХ и их услуги для граждан? Ни одна из заявленных целей не была достигнута, более того, наблюдаются развал отрасли и полная неспособность властей изменить ситуацию к лучшему. Как и все реформы, реформа ЖКХ основывалась на обмане. На самом деле она заключалась в одной цели: переложить содержание отрасли на народ и прекратить её финансирование из бюджета.

Сделали даже хуже, чем планировали. Срезали финансирование отрасли из бюджетов и одновременно понизили доходы населения, которое при всём желании не может заплатить за коммунальные услуги, потому что зарплаты и пенсии не хватает даже на еду! С начала 1990-х годов плата за коммунальные услуги (в количественном рублёвом исчислении) выросла в 278 раз, в то время как доходы граждан, по официальным оценкам органов статистики, — всего в 152 раза. Долги населения предприятиям жилищно-коммунального хозяйства по состоянию на середину 2021 года составляли более 461 млрд рублей и выросли на 21% по сравнению с 2019 годом.

Таким образом, легко просматривается простая зависимость: чем ниже доходы населения, тем выше задолженность за услуги ЖКХ. Если к тому же принять во внимание, что население закредитовано на 24 трлн рублей, то идея восстановления предприятий ЖКХ за счёт средств населения становится просто утопической.

Техническое состояние объектов ЖКХ в связи с ограниченностью средств предприятий из года в год ухудшается, обновление фондов, в том числе и жилищного, осуществляется темпами, недостаточными для их нормативного восстановления, на изношенных объектах применяются устаревшие технологии.

В течение последних 30 лет жилищно-коммунальная сфера постоянно деградировала. Для её поддержания в рабочем состоянии сегодня требуется всё больше средств. Так, если на дотации ЖКХ из бюджетов всех уровней в 1990 году уходило 1,1% ВВП, то в 1997-м, когда началась реформа ЖКХ, — уже 6%.

Нарастание износа требовало больше средств на ремонт, но дотации государства, наоборот, сокращались и к 2020 году составили 1,4% ВВП! Неплатёжеспособными стали и граждане, и предприятия. Долги за коммунальные услуги выросли до 1,5 трлн рублей. За 2020 год общая сумма долга увеличилась почти на 90 млрд рублей. Из общего долга население задолжало 901 млрд, бюджетные потребители — 48 млрд, прочие промышленные потребители — почти 432 млрд рублей.

Недофинансирование отрасли как из-за несвоевременного внесения платы за коммунальные услуги, так и из-за недостаточного привлечения инвестиций приводит к низким темпам замены изношенных коммунальных сетей.

К началу 2021 года, по данным Росстата, в замене нуждались 30,8% тепловых сетей, 43,5% водопроводных и 45,6% канализационных. При этом за прошлый год удалось заменить лишь 2% тепловых сетей, 1,1% водопроводных и 0,4% канализационных. Такие «черепашьи» темпы ремонта всё больше отстают от износа коммунальных сетей, переходящих в разряд аварийных, которых становится больше с каждым годом. Из-за этого не уменьшаются потери коммунальных ресурсов: из-за изношенности сетей теряется 22,9% воды и 12,3% тепла.

Количество аварий на 100 км сетей увеличилось с 20 в середине 1990-х годов до 120 сегодня. Потери водопроводной воды в трубопроводах составляют от 30 до 45%. Как и теплоснабжение, водоснабжение не обходится без аварийности: по сравнению с теми же 1990 годами количество аварий на 100 км сетей выросло с 15 до 70. Всё это является следствием изношенности основных фондов водопроводных сетей: на данный момент эта цифра достигает 45%, а в некоторых регионах — 85%.

Планово-предупредительный ремонт сетей и оборудования систем водоснабжения практически полностью уступил место аварийно-восстановительным работам, единичные затраты на проведение которых в 2,5—3 раза выше, чем на плановый ремонт таких же объектов. Это ещё более усугубляет нехватку ресурсов, ведёт к лавинообразному накапливанию износа и падению надёжности.

Одним из следствий такого положения стало обострение проблемы обеспечения населения России питьевой водой нормативного качества и в достаточном количестве. Из-за повышенного загрязнения водоисточников традиционно применяемые технологии обработки воды стали в большинстве случаев недостаточно эффективными и не всегда обеспечивают подачу населению питьевой воды, соответствующей по качеству санитарным нормам. Более 40% подаваемой в сеть воды не соответствует требованиям СанПиН.

Срочной модернизации требуют около 30% мощностей водопровода (27,0 млн куб. м)

и 16% водопроводных сетей (73,6 тыс. км). Утечка и неучтённый расход воды в системах водоснабжения составляют в среднем по России 15% (3339,2 млн куб. м воды) от всей подачи воды в год, а в ряде городов утечки достигают 30%. Вся страна не только без водопроводной воды, воды нет и для сельского хозяйства, в 28 регионах идёт процесс опустынивания!

Мощность очистных сооружений канализации составляет 56,1 млн куб. м

в сутки, протяжённость же канализационных сетей населённых пунктов достигла 115,9 тыс. км, из которых 19,7 тыс. км (17%) нуждаются в срочной замене. Из эксплуатирующихся канализационных очистных сооружений 60% перегружены, 38% сооружений эксплуатируются 25—30 и более лет и требуют срочной реконструкции. Технологии очистки стоков громоздкие, малоэффективные и отстают от современных на 30 лет. Дефицит мощностей канализационных сооружений в настоящее время достигает около 9 млн куб. м в сутки. Изношенность канализационных сетей составляет на данный момент 40%, и дальнейшего роста допускать нельзя, иначе фекальные воды будут разливаться по улицам и сбрасываться в водоёмы без очистки.

Вот эти развалины правительство собирается выправить за счёт средств обнищавшего народа. Ещё будучи президентом, Д. Медведев призвал привлечь частные инвестиции для проведения модернизации в области ЖКХ. С тех пор эта бредовая идея начала всерьёз осуществляться в России.

И вот наступил очередной этап реформирования: передача в аренду предприятий ЖКХ с последующей передачей в концессию и даже в собственность частных лиц, минуя федеральный закон о приватизации. Уже одно то, что передача в частную собственность объектов ЖКХ производится противозаконным способом, говорит о том, что совершается очередное преступление перед народом, финалом которого будут разрушенные города и посёлки. Уже сегодня в результате приватизации и первого этапа реформ ЖКХ в России заброшено более 3 тыс. городов, 8,5 тыс. сёл и посёлков, в 19416 населённых пунктах вообще нет жителей, в 22971 поселении проживают менее 10 человек.

По мнению большинства экспертов, на модернизацию и реформирование объектов коммунального хозяйства вместе с котельными и ТЭЦ, очистными сооружениями водопровода и канализации требуется до 40—50 трлн руб., в то время как из всех источников финансирования предусмотрено чуть более 1,5 трлн руб. в год. Подразумевается, что основным источником финансового обеспечения реформы будут граждане, то есть осуществлять реформу снова предлагается за счёт населения. Такой подход представ­ляется принципиально неверным. Поскольку в стране 20 миллионов граждан проживают за чертой бедности, половина населения имеет доходы менее 19 тыс. руб. в месяц, да ещё долги перед банками — 24 трлн руб.!

В 1990-х годах был взят курс на освобождение приватизаторов промышленных предприятий от содержания объектов жилищно-коммунального хозяйства, что ещё более усугубило проблемы содержания объектов ЖКХ. Коммуналка передавалась местным органам власти без финансирования. Всё это дало возможность забыть про нормативные сроки эксплуатации объектов и оборудования, забыт и плановый вывод из эксплуатации зданий, сооружений и оборудования.

Для того чтобы реально обеспечить доступность коммунальных услуг населению, необходимо учитывать его способность их оплачивать. Показатель успеха реформы — уровень платёжной дисциплины. Если он существенно ниже 95% и убытки от недобора платежей невозможно компенсировать ни из тарифов, ни из бюджета, то бизнес в сфере ЖКХ становится убыточным, а объекты деградируют от износа.

По оценке экспертов, существует два порога способности населения платить за ЖКУ, переход за их пределы приводит к снижению уровня сбора платежей и роста дебиторской задолженности. Эти показатели характеризуют долю расходов граждан на жилищно-коммунальные услуги в общей сумме среднего дохода.

Первый порог — для среднего отношения (платёж за коммунальные услуги на уровне 7% дохода). Если этот порог превышен, то платёжная дисциплина падает или снижается уровень комфорта. Чем значительнее превышение порога за 7%, тем значительнее снижение платёжной дисциплины или уровня комфорта.

Второй порог — для предельного отношения (платёж за коммунальные услуги на уровне 15% дохода). Если этот порог превышен, то никакие суровые меры по повышению собираемости платежей или по социальной поддержке населения не позволяют повысить платёжную дисциплину. Этот порог — показатель для проектирования программ социальной поддержки.

Именно поэтому во всех странах мира поддерживается уровень жилищно-коммунальных платежей в рамках 6—11% дохода. Из этого следует очень важная и простая практическая рекомендация: повышать тарифы на коммунальные услуги можно только до тех пор, пока платежи за них не превысят 6—7% от среднего дохода населения и/или 15% от бюджета прожиточного минимума.

К примеру, средний чек платежей за коммунальные услуги в 2020 году составлял 3411 руб. в месяц. Если допустить, что это 7% дохода, то доход должен быть 48728 руб., а он у нас сложился — 35361 руб. Следовательно, ни о какой собираемости платежей не может быть и речи, ведь в объёме реального дохода коммунальные платежи занимают 9,6%, а предельно допустимая норма — 22%, что вообще за гранью здравого смысла!

Надо сознавать, что услуги ЖКХ — одна из самых расходных статей семейного бюджета, «съедающая» в среднем от 15% до 45% доходов. Кроме того, граждане оплачивают различные услуги, в том числе комиссию банков, которая в 2020 году составила 25 млрд руб.

Подводя итоги сказанному, отметим, что реформирование жилищно-коммунального хозяйства в Российской Федерации прошло с точностью до наоборот, заявленные цели не достигнуты. Передавать в частные руки объекты ЖКХ в состоянии полного разгрома с огромными долгами и убытками — это даже не рыночный подход, который, кроме уничтожения этих предприятий, ни к чему другому привести не может.

Тем не менее правительство продолжает вынашивать идею приватизации предприятий коммунального хозяйства. Олигархи замыслили за бесценок, как в «лихие 90-е», в обход закона о приватизации завладеть предприятиями коммунальной сферы, чтобы обогащаться за счёт народа, оплачивающего установленные ими тарифы. Несомненно, что им известен предел в 7%, без которого концы с концами не сведёшь. Вкладывать свои денежные средства в разбитые предприятия ЖКХ они тоже не собираются. Но есть другая схема, позволяющая сесть сразу на две шеи: государственную и народную. Эта схема называется государственно-частным партнёрством, или концессией предприятий ЖКХ.

Совет Федерации провёл «круглый стол» и сделал вывод, что в сегодняшних условиях нельзя полагаться только на концессионные соглашения при модернизации коммунальной инфраструктуры. А вот Государственная дума в лице депутатов от «Единой России» срочно приняла законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О концессионных соглашениях». Этот документ предусматривает передачу в упрощённом и первоочередном порядке в концессию предприятий жилищно-коммунального хозяйства арендаторам, которые уже арендуют это имущество. Иными словами, арендованные предприятия будут передаваться в концессию только арендаторам, не допуская иных желающих.

Казалось бы, что здесь страшного, ведь всё это уже делается на практике, а передача имущества идёт не в собственность, а в концессию. Вот то и страшно, что в концессию! Если аренда имущества осуществляется под полную ответственность и содержание арендатора, то концессия предполагает совместное ведение этого хозяйства, то есть государство или муниципалитет продолжают финансировать объекты ЖКХ, а концессионер теоретически инвестирует в это хозяйство средства, модернизирует его и затем получает прибыль без увеличения тарифов. Но это в идеале! На самом деле схема совершенно другая.

Сам факт того, что государство, получая плату за услуги ЖКХ, не справляется с задачей содержания технически исправного состояния его объектов, более того, все объекты (кроме города Москвы) находятся в аварийном состоянии и приносят огромные убытки, говорит о том, что в отрасль надо вложить, по предварительным подсчётам, около 40 трлн руб., чтобы после этого получать хотя бы крошечную прибыль! Но пойдёт ли на это бизнес, который не привык нести затраты и в уставах которого записано, что он создаётся для извлечения прибыли?

Пойдёт! Уже идёт! В России происходит «ползучая» приватизация коммунального хозяйства, минуя закон о приватизации. По данным министерства строительства и ЖКХ, по состоянию на 1 июля 2020 года доля организаций с государственным и муниципальным участием в сфере теплоснабжения составляла 36,9%, в водоснабжении — 48,6%, в водоотведении — 45,8%, в управлении многоквартирными домами — 5,9%. Куда делось всё остальное?

Частная собственность прибирает к рукам коммунальное хозяйство России. Как только заберут всё, отменят государственное регулирование тарифов и наступит новый январь 1992 года, теперь уже с гиперинфляцией в коммунальном хозяйстве. А ведь уже в результате варварского хозяйствования частников оказалась практически разрушена коммунальная инфраструктура целых городов, значительно завышены тарифы на поставляемое тепло.

Так, в Кировской области коммуналка подорожала в 2020 году на 7,6%, на теплоэнергию — на 8,2%.

С 1 июля 2021 года на 14,9% выросли тарифы на услуги ЖКХ в Тюмени, в Казани установили пределы для роста тарифов на коммунальные услуги в 13%, в крупных населённых пунктах Татарстана — 9,2%.

В Тамбовской области рост тарифов на услуги ЖКХ в 2021 году составил 12,5%, при этом в областном центре — на 15%. Уровень износа объектов водоснабжения и водоотведения составляет порядка 70%. В замене нуждаются 3158 км сетей, на что требуется около 9 млрд руб.

В Тамбове в 2021 году пошли по пути передачи объектов водоснабжения и водоотведения в концессию на 30 лет с «РКС» (холдинг принадлежит олигарху Виктору Вексельбергу). Совокупный рост тарифов на водоснабжение и водоотведение за первые годы превысит 70%.

В Липецкой области коммуналку оседлали ПАО «Квадра» — «Липецкая генерация» и АО «ЛГЭК». За шесть лет отопление подорожало на 31,23%. Цена одного кВт.ч за 5 лет выросла на 25,84%. За 2015—2021 годы холодная вода выросла в цене на 33,89%. Итого в среднем тарифы на услуги ЖКХ за шесть лет поднялись на 30,3%. Износ инженерных сетей в области достигает 80—90%. За последние два года коммунальных аварий произошло рекордное количество.

В 2021 году прокуратура направила в следственные органы материалы проверки деятельности филиала ПАО «Квадра» — «Липецкая генерация» по обеспечению бесперебойного теплоснабжения населения и оказанию услуг, не отвечающих требованиям безопасности. В ведомстве сообщали, что в текущем отопительном периоде теплоснабжение жителей областного центра более 100 раз вынужденно приостанавливалось в связи с аварийными ситуациями, «обусловленными халатностью должностных лиц ресурсоснабжающей организации при подготовке к отопительному сезону и исполнении инвестиционной программы в сфере теплоснабжения».

В Новосибирске под давлением ФАС большую часть теплоэнергетического хозяйства передали в аренду и концессию АО «СИБЭКО». Однако обязательства, предусмотренные концессионными соглашениями, не исполнялись, и пришлось через суд истребовать инвестиционные средства, за счёт которых сегодня муниципалитет выполняет ремонт сетевого хозяйства, его износ составляет 72%.

Десять лет назад в Астрахани тепловые сети были отданы в аренду «Лукойлу», с наивной надеждой, что богатая организация отремонтирует сети и всё тепловое хозяйство. Однако «Лукойл» в первую очередь повысил тарифы в 2,5 раза, и потом пришлось 3 года судиться, чтобы расторгнуть договор.

Но история не закончилась, она перешла в отдельно стоящий микрорайон города Астрахани «Бабаевский», который обслуживала котельная большой мощности, построенная с расчётом на рост микрорайона. Но рост не произошёл, и котельная стала затратной, с высокими тарифами на коммунальные услуги. «Лукойл» построил в микрорайоне новую котельную, с экономичным оборудованием и оптимальной мощностью. Тарифы на услуги этой котельной были значительно меньшими, все переключились на неё, старую котельную закрыли. После этого «Лукойл» поднял тарифы выше, чем были у прежней котельной!

Несколько лет назад в Ахтубинском районе Астраханской области районный водопровод отдали арендаторам, которые выкопали трубы и сдали в металлолом!

В Рыбинске Ярославской области отопление, горячее и холодное водоснабжение, а также водоотведение отдали частному бизнесу. В результате за последние 6 лет коммунальные расходы населения выросли на 204%. При этом на экс-главу «Северного водоканала» Г. Гаврюшина в 2021 году возбуждено уголовное дело о коррупции, мошенничестве и получении взятки. По факту мошенничества в особо крупном размере возбуждено уголовное дело на компанию подрядчика. Также возбуждено уголовное дело на экс-директора МУП «Теплоэнерго» и нынешнего директора ООО «Рыбинская генерация» А. Потехина.

В Красноярском крае сферу ЖКХ обслуживают частные предприятия в основном со сложной и запутанной структурой собственников. Вокруг отрасли ЖКХ в крае регулярно вспыхивают скандалы. Краевая прокуратура обнаружила, что со счетов УК «ЖСК» было выведено 1,2 млрд руб. на счета московского АО «СИБ» — фирма с московской пропиской стала собственником ЖСК в январе 2019 года. А уже к осени 2019-го УК «ЖСК» оказалась на грани банкротства, задолжав ресурсникам почти миллиард рублей.

Частник пришёл в систему ЖКХ с полным набором схем беззастенчивого воровства. Смена собственника коммунальных предприятий зачастую сопровождается рассылкой извещений добросовестным потребителям с указанием задолженности по оплате платежей на десятки тысяч рублей. И ни в чём не повинные люди должны бросать все дела и доказывать в судах свою правоту. Этот коммунальный террор неоднократно приводил пожилых людей к смерти!

Борьба за убыточные предприятия — это не сумасшествие, а ловкий метод ограбления государства на основе государственно-частного партнёрства. То есть олигархия станет только управлять коммунальными предприятиями, а оплачивать эксплуатацию и ремонт будут государство и граждане России: деньги пойдут не в коммунальное хозяйство, а в карман олигархии.

Бесконечное реформирование системы ЖКХ и неконкретность принятых законов, регулирующих отношения в этой отрасли, привели к массовым нарушениям, злоупотреблениям и прямым хищениям. Так, за 9 месяцев 2020 года в сфере ЖКХ было выявлено подразделениями органов внутренних дел свыше 3 тысяч преступлений, из которых более половины коррупционной направленности, размер причинённого ущерба составил почти 3 млрд руб. Как считают эксперты, около 30% компаний в сфере ЖКХ имеют основной заработок не от оказания услуг гражданам и управления многоквартирными домами, а от прокрутки в банках средств жителей, которые исправно платят за все услуги.

Всё это правительственные чиновники стремятся узаконить, соблазняя всех конкуренцией, инвестициями и реформами. Ничего этого быть не должно. Во-первых, кто сказал, что в объекты ЖКХ не надо вкладывать бюджетные средства? Бюджетные средства принадлежат народу — это наши налоги, наши деньги, которые и должны работать на народ.

Во-вторых, коммунальное хозяйство не должно приносить прибыли. Эта общественная отрасль должна очень экономно расходовать средства на текущее содержание хозяйства, на ремонт и полное восстановление. Никому никаких доходов от этой отрасли не должно быть в принципе, поскольку эти доходы оплачивает наше население из своих нищенских заработков.

В коммунальном хозяйстве не должно быть конкуренции, поскольку отрасль работает без прибыли, а бороться за управление не имеет смысла. К тому же никогда не было и нигде вы не найдёте, чтобы к одному дому было подведено две теплотрассы и три водопровода для выбора жильцами. Во всём мире коммунальное хозяйство принадлежит муниципалитетам и служит для обеспечения жителей коммунальными услугами, а не для наживы отдельных лиц.

Коммунальные предприятия не должны платить налогов, поскольку работают на деньги граждан, с которых уже уплачены все налоги, а двойное налогообложение не допускается.

Но вместо всего этого правительство подготовило, а «единороссы» радостно одобрили новую, крайне опасную схему ограбления трудящихся — концессии предприятий ЖКХ. Так реализуется нынешний лозунг российского чиновничье-олигархического альянса: «Люди — это новая нефть».

Много вопросов по реформе местного самоуправления. Вернее, по тому, что пытаются выдать за эту реформу в Вологодской области. У коллег-депутатов есть определенное недопонимание, поэтому постараюсь пояснить подробно. Текст длинный, но прошу дочитать до конца, это важно.

Фокус в том, что в Вологодской области команда губернатора хочет ликвидировать сельские поселения, не дожидаясь принятия нового федерального закона о местном самоуправлении в системе публичной власти. Вот что предлагается по Череповецкому району:

1. Советы депутатов каждого поселения до 1 апреля должны принять решения объединиться в муниципальный округ. Муниципальное собрание должно утвердить решение о замене муниципального района на муниципальный округ.
2. Вместо избираемых глав поселений администрация муниципального округа назначит своих представителей. Вместо администраций поселений, соответственно, будут представительства администрации муниципального округа (“управы”).
3. Советы депутатов сельских поселений упраздняются.
4. Выборы в 2022 году не проводятся.

❓ Для чего это делается именно сейчас?

Главная причина – опасения наших друзей из известной партии проиграть выборы и утратить контроль над советами поселений. Потому что законопроект, принятия которого не хотят ждать наши чиновники, очень “сырой” (подробно об этом чуть ниже). И при его реализации неизбежно возникнут трения с населением. С этой точки зрения для администрации района было бы очень удачно, чтобы советов поселений к тому времени не было вообще, и ключевые решения можно было бы проводить без лишнего обсуждения с представителями жителей.

Чем чревато немедленное объединение поселений? Основные последствия можно сформулировать так:

❗ Федеральный закон о местном самоуправлении не принят, его могут изменить до неузнаваемости или вообще снять с рассмотрения (как законопроект о QR-кодах, например). Зачем лезть поперед Госдумы, рискуя наделать ошибок и ухудшить и без того сложную ситуацию в районе?

❗ Если закон всё же примут в нынешнем варианте, отмена выборов в 2022 году приведет к тому, что у жителей вообще не будет представителей в период проведения реформы (2023-2028 годы).

❗ Нынешнее руководство Череповецкого района и с действующими-то районными полномочиями не справляется, а когда добавятся полномочия поселений, наступит коллапс. Без серьезных кадровых изменений в администрации района объединение поселений – утопия.

Чтобы как-то скрыть эти последствия, администрация района и ее помощники в лице отдельных депутатов подменяют вопрос немедленного объединения поселений вопросом о содержании федерального законопроекта. Отсюда абстрактные разговоры о пользе сокращения управленческих расходов, о передаче полномочий в одни руки и т.д. Но и в отношении законопроекта наши оппоненты лукавят.

В случае его принятия Госдумой в первоначальном виде:

1. Местная власть отдаляется от населения. Администрации поселений заменят “управами”, которые будут передаточными звеньями. Все решения, в том числе чисто местного характера (благоустройство, содержание дорог и т.д.) станет принимать администрация округа. За любой мелочью придется обращаться в Череповец. А то и дальше.

2. Руководить “управами” будут представители не населения, как сейчас, а окружной администрации, и спросить с них можно будет только через районное руководство. Главы “управ” получат возможность прятаться от ответственности за распоряжениями “сверху”. Если выборов в 2022 году не будет, то главами “управ” назначат прежде всего тех из нынешних глав поселений, с которыми администрации района работать наиболее удобно. Среди них будут и больше всего критикуемые населением. При этом избранные гражданами в сентябре прошлого года главы двух поселений вполне могут оказаться “за бортом”, а на их место ничто не мешает назначить тех, кто им тогда проиграл.

3. Никакой ответственности перед жителями для администрации округа закон не предусматривает. Руководство этой администрации и ее глава отвечает только перед губернатором.

4. Многие важнейшие функции, сейчас выполняемые на местах, передаются в ведение области. Например, утверждение генпланов и планов землепользования, выдача градостроительных планов, водоснабжение и водоотведение, транспортное обслуживание населения и другие. Это значит, что, вероятно, усложнится процесс получения самых элементарных документов.

5. Из ведения муниципалитетов полностью исключается всё развитие. Поддержка малого бизнеса, развитие сельхозпроизводства, разработка комплексных программ развития инфраструктуры – в законопроекте это полномочия региона, которые тот может возложить на округ, а может и не возложить.

Это не исчерпывающий список, негативных и неоднозначных последствий много.

❗ Администрация района пытается изобразить итоги обсуждения ее предложений как заранее предрешенные, выдавая свою собственную идею за нормы обсуждаемого в Госдуме законопроекта. Это не так. Пока федеральный закон не принят, любые предложения местных чиновников любой совет сельского поселения вправе отклонить без каких-либо последствий.

✊ Поэтому я обращаюсь к коллегам-депутатам из советов всех сельских поселений с предложением не одобрять преждевременную и неудачную идею об объединении поселений до принятия федерального закона о местном самоуправлении в системе публичной власти.

Для этого достаточно воздержаться при голосовании или проголосовать против. Поскольку решения о преобразований поселения принимаются двумя третями численности совета поселений, для отклонения инициативы достаточно четырех депутатов. На рассмотрение Муниципального собрания вопрос не будет вынесен, если его не поддержат как минимум два совета сельских поселений.

После принятия федерального закона к обсуждению этого вопроса можно будет вернуться – уже на основании принятого Госдумой документа, без спешки и суеты.

Евгений Опояскин. Муниципальный депутат

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

Вологодская Правда

Всероссийский женский союз НАДЕЖДА РОССИИ

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Февраль 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28  


Наш баннер: