КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

Смена векторов: Россия разворачивается от высшего образования к среднему

К 2020 году число выпускников колледжей вырастет в 100 раз

Система среднего профобразования (СПО) скоро изменится до неузнаваемости, заявили участники Х Международного конгресса «Global Education — Образование без границ», открывшегося в Москве 22 ноября. Впрочем, многие представления об СПО стали мифами уже сейчас, и 23 ноября высокое собрание узнает о них из презентации итогов первого мониторинга отечественных колледжей. А вот «МК» узнал о новых трендах заранее.

Смена векторов: Россия разворачивается от высшего образования к среднему

фото: Кирилл Искольдский
 

— Среднее профобразование лежит в зоне особого внимания государства, — заявила, открывая конгресс, глава Минобрнауки Ольга Васильева. — Сегодня СПО должно формировать гражданина, который получает радость от труда. Поэтому в центр образовательного процесса в кратчайшие сроки возвращается воспитательная составляющая, формирующая такие добродетели, как доброта и уважение к старшим, а в повестку дня страны — повышение престижа рабочих профессий. Новый подход закрепят поручения президента: об улучшении материально-технической базы СПО, о государственно-частном партнерстве в этой сфере, а также об общежитиях и о внеучебном времени студентов СПО.

Приведение в порядок общежитий, тем более тех, где живут студенты техникумов, дело долгое и муторное. А вот вовлечь работодателя в подготовку высококвалифицированных кадров среднего звена государство наконец-то решилось. После 20 лет обсуждений, по счастливой случайности аккурат в день открытия конгресса, приняты поправки к Налоговому кодексу, позволяющие работодателю относить на прибыль затраты на сетевые образовательные программы.

Тем самым открывается путь не только дуальному обучению, сочетающему изучение теоретической части образовательных программ в колледжах с практической работой студента на реальном предприятии, но и доучиванию выпускников колледжей в нужном работодателю направлении. А это, как рассчитывают власти, позволит добиться к 2020 году стократного увеличения числа выпускников системы СПО. Причем каждого, как велит новый стратегический госпроект «Рабочие кадры для передовых технологий», — с квалификацией не ниже мирового уровня.

Впрочем, многое, как свидетельствуют подготовленные к 23 ноября итоги первого в нашей стране мониторинга системы СПО, изменилось уже сейчас.

Во-первых, больше не подлежит сомнению, что недавние прогнозы о тотальном переходе выпускников школ в вузы не сбылись. На самом деле, уточнил «МК» один из авторов исследования, главный эксперт Института образования Высшей школы экономики Федор Дудырев, «сейчас численность студентов колледжей сопоставима с университетской — около 3 млн человек, а в наборе в системы среднего и высшего профобразования установился паритет на уровне 50% на 50%». (Свою роль, добавим, в этом плане сыграло «перекрытие кислорода» злоупотреблениям, традиционно процветавшим на ЕГЭ до 2014 года. Причем особенно заметны эти процессы на Северном Кавказе. В некоторых республиках набор в систему СПО с тех пор увеличился более чем вдвое, и местное руководство не скрывает, что это — следствие невозможности получить завышенные оценки ЕГЭ).

Во-вторых, не оправдались опасения, что после передачи системы СПО с федерального уровня на региональный пойдет массовое закрытие колледжей. «Оптимизировать» их число, закрыв мелкие и, следственно, нерентабельные, если других учреждений СПО в данном сельском округе нет, практически невозможно. Пусть их «себестоимость» и велика, но социальная функция важнее. И колледжи в отличие от школ и вузов в регионах не трогают.

В-третьих, при невысоком в целом среднем балле поступления в колледжи (3,77) есть специальности, где этот балл близок к максимальному — например, в медицинские колледжи и колледжи культуры он составляет 4,5–4,7 балла.

В-четвертых, обновление преподавательских кадров привело к тому, что каждый третий преподаватель колледжа сегодня относится к категории молодых, а в ряде регионов это число достигает 50%.

Самые популярные на сегодня профессии СПО — «техническое обслуживание и ремонт автомобильного транспорта», «повар-кондитер» и «автомеханик». При этом взрывообразно, по словам Дудырева, «растет набор айтишников, включая компьютерную безопасность. Хорошие показатели у транспортников, включая железнодорожный, автомобильный и водный. Другой активно растущий сегмент — строительный, хотя еще пять лет назад думали, что все места на стройках захватят мигранты. Нет! Популярность строительных колледжей быстро растет». И это — пятый из развенчанных мифов.

Развитие экономики нуждается в сильной социальной политике

Состоявшийся 19 ноября Общероссийский гражданский форум был организован комитетом гражданских инициатив Алексея Кудрина, назначенного полгода назад руководителем рабочей группы Экономического совета при президенте РФ по структурным реформам. Это действо было явно задумано бывшим вицепремьером как пример сплочения либеральной элиты, которая заявляет о себе на общественном поприще, но пока (или уже) не находится во властных структурах, и либералов более высокого уровня, занимающих государственные посты. Вот почему наряду с примелькавшимися якобы “организаторами гражданского общества” в работе форума участвовали специальные гости: глава управления по общественным проектам администрации президента (АП) Павел Зенькович, министр по вопросам Открытого правительства Михаил Абызов и политические фигуры меньшего калибра – замминистра труда и социальной защиты, врио начальника департамента минэкономразвития и помощник министра финансов.

Алексей Кудрин опять “рулит” выработкой концепции экономического курса страны. Он ратует за защиту собственности, которая, по его мнению, недостаточна, выступает против давления на бизнес и “огосударствления экономики”, за повышение пенсионного возраста как для мужчин, так и для женщин: таким образом “либерал” со стажем намерен лечить дефицит пенсионной системы. Несложно определить, откуда берут начало корни всей этой “стратегии”. Она выросла из гайдаровской политики, которая привела страну к дефолту. Однако есть и альтернативы: в России немало экономистов, которые связывают изменения в экономической политике с глубокими социальными преобразованиями.

СЕГОДНЯ ГОСТЬ “ПРАВДЫ” – Руслан Солтанович Дзарасов, заведующий кафедрой политэкономии и истории экономической науки Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова, доктор экономических наук:

– Вначале мне хотелось бы остановиться на кризисе той модели экономики, которую “реформаторы” утвердили в 1990-е годы, подправили немного в 2000-е, но принципиальные основы ее не изменили. Ее результатом стало господствующее положение крупного олигархического капитала. Он овладел командными высотами экономики.

Нашу страну специалисты относят к числу полупериферийных. Полная периферия характеризуется тем, что значительная доля доходов, создаваемая их населением, безвозмездно передается центру. При полупериферии положение несколько легче, страна обладает определенной мощью, позволяющей ей претендовать на роль региональной державы. Эту мощь обеспечило нашей стране наследие Советского Союза. Россия пока еще обладает эффективными силами ядерного сдерживания, сохранила часть промышленного потенциала, не полностью растратила достижения науки и образования. Если бы не этот задел, РФ являлась бы полной периферией; ее давно разделили бы на части, как Югославию.

В отличие от Китая и Индии, которые из периферийного положения перешли в полупериферийное и укрепляют свою независимость, в нашей стране в области экономической политики продолжается проведение ортодоксального якобы “рыночного” курса, а это усиливает периферизацию. Изменилась структура экономики в пользу энергодобывающего, сырьевого сектора. Либералы критикуют такую политику, но именно они, находясь у власти в 1990-е годы, заложили ее основы.

Текущий экономический кризис усугубил это положение. Однако и без него оно было далеко не блестящим: характеризовалось занижением курса национальной валюты; вывозом капитала как частного, так и государственного, который все постсоветские годы превышал его ввоз. Мировой кризис только усилил эти тенденции. Снижение темпов роста российской экономики началось за несколько лет до того, как разразился конфликт с Киевом. Антироссийские санкции Запада лишь выявили пороки экономической политики, проводимой властями РФ.

Неолиберальные силы, вместо того чтобы признать свои ошибки, взять на себя ответственность за то, что завели страну в тупик, пытаются использовать ухудшение экономического и социального положения для того, чтобы скомпрометировать роль государства как такового и добиться проведения нового этапа “радикальных экономических реформ”.

– Представляется, что именно на это нацелена программа Алексея Кудрина.

– Да, он критикует роль государства и планирования, ссылаясь на печальный опыт госкорпораций, как будто не Кудрин и Ко причастны к их созданию и становлению. Я не стану отрицать, что госкорпорации – это, грубо говоря, “большая воровайка”. Мой ученик Александр Соколов в своей блестящей диссертации “Рентоориентированное поведение и инвестиционная стратегия российских государственных корпораций”, успешно защищенной им в Российской академии наук, проанализировал деятельность четырех госкорпораций России – “Роснано”, “Олимпстрой”, “Росатом” и “Ростех”; убедительно показал, насколько велика в них доля неэффективного и нецелевого использования средств.

Материал был собран на основе открытых публикаций, а также аналоговым методом: автор брал объекты, построенные в России к Олимпиаде, и сравнивал их с подобными объектами, построенными в других странах, выясняя, во сколько обошлись нам и им эти стройки. Заработная плата российских рабочих намного ниже. Не они получили миллиарды, которые были потрачены на эти стройки, а совсем другие люди. Например, короткий отрезок дороги, проведенной из Адлера в Сочи, оказался намного дороже, чем построенная в то же время железная дорога в Швейцарии, которая проходит через горы по мостам и через туннели в скалах. И это несмотря на то, что заработная плата тамошних работников намного выше, чем у нас.

Удельный вес нецелевого, неэффективного использования средств, которые выделило корпорациям государство, составляет от 30 до 60 процентов. Результаты проверок Счетной палаты РФ, Генеральной прокуратуры выявили факты вывода активов в офшоры.

Сотрудник нашего университета доктор экономических наук Елена Устюжанина удачно назвала затею с госкорпорациями и их практику “квазинационализацией”. Действительно, это не подлинная национализация, а национализация убытков при частном присвоении значительной части доходов. Как видим, позицию Алексея Кудрина, который рассматривает госкорпорации как пример неэффективности экономической деятельности государства, иначе как ложной и лукавой не назовешь. Они неэффективны потому, что управляются по принципам нашего частного бизнеса, который присваивает огромные рентные доходы. То, что творится в крупном бизнесе, берется за образец и госкорпорациями.

Давление частного бизнеса на государство для достижения своих целей можно наблюдать и в других странах, в частности в Латинской Америке. Там волны приватизации и мнимой национализации сменяют друг друга. Так, сторонники крупного капитала говорят: частник-де лучше управляет, и добиваются продажи по низким ценам госактивов тем группировкам капитала, с которыми связаны. Проходит время, они начинают другую песню: бизнес плохо управляет, надо эти предприятия национализировать. И выкупают у их владельцев собственность по высоким ценам за счет налогоплательщика. Потом опять распродают их частному капиталу задешево. В каждой из этих волн выигрывает крупный частный бизнес, который приращивает свои доходы за счет народа.

Нечто подобное наблюдается и у нас. Кудрин предлагает и дальше идти по этому пути, используя сложившиеся неблагоприятные условия, которые показали уязвимость экономики, им создаваемой. Он пытается протащить программу преобразований, которая еще больше усилит пороки неолиберальной экономической политики.

– Как вы относитесь к предложениям о проведении новой волны институциональных реформ?

– С точки зрения природы полупериферийного капитализма необходимые для этой экономической системы институты выстроены. Они обеспечивают передачу части доходов, создаваемых населением, транснациональному капиталу. Характерными чертами этих институтов является изменение производительных сил: сокращение отраслей с высокой добавленной стоимостью, развал машиностроения, закрепление господствующих позиций за энергосырьевым сектором, обеспечение такого вывоза на мировой рынок товаров, который выгоден транснациональному капиталу.

Произошла трансформация производственных отношений и социальной структуры общества. С одной стороны – насаждение крупного компрадорского капитала, сотрудничающего с транснациональными корпорациями (ТНК). С другой стороны – массовая пауперизация населения, создающая резервную армию дешевого труда.

Американский экономист, социолог и политик немецкого происхождения Андре Гундер Франк, который занимался проблемами развивающихся стран, называл эту политику внешнего капитала “насаждением отсталости”. Приходя в Латинскую Америку, в бедные страны Азии, в Африку, ТНК приспосабливают тамошние производительные силы и производственные отношения под себя. Вот так и выстраивается нужная “транснационалам” институциональная система.

– Что хочет сказать Кудрин, когда сетует на чрезмерную роль государства?

– Полупериферийный капитализм проявляется у нас в том, что роль государства несколько выше, чем, скажем, на Украине. Это и не нравится Кудрину.

Дело в том, что наш крупный бизнес делится на две части. Одна – более независима от кремлевской администрации, потому что тесно сотрудничает с транснациональным капиталом. Другая – больше зависит от кремлевской администрации и является предметом “ручного управления”. А поскольку Кудрин представляет интересы транснационального капитала, он хочет, чтобы и другие предприниматели вели себя, как представители первой, относительно независимой от Кремля группы, чтобы все стали союзниками транснационального капитала. Вот что лежит в основе его программы: желание якобы привести институты в соответствие с требованиями рынка. Рынок здесь эвфемизм, не более. За этими широковещательными декларациями скрывается намерение еще больше распространить влияние западного капитала на Россию.

– Как изменить экономическую политику России?

– Мне ближе подход академика Глазьева. Сергей Юрьевич считает, что необходимо не ручное управление, а национальное планирование. Один из экспертов справедливо назвал принятый в 2014 году закон о стратегическом планировании в РФ законом о документообороте для стратегического планирования.

На самом деле модель отечественного планирования необходима. Должны быть востребованы наработки времен нэпа, когда с успехом осуществлялась политика планово-рыночной экономики. Командные высоты в экономике будут находиться в руках государства – я имею в виду наиболее ценные производственные активы и крупнейшие банки. Малый и средний бизнес займет свою нишу. Крупный бизнес будет направляться государством, но при этом иметь определенные свободы как субъект рыночного хозяйства. Есть целый ряд очень интересных концепций, наработанных оппозиционно настроенными американскими экономистами, по организации планово-рыночной экономики. Естественно, они были отвергнуты тамошними властями, но их изучение и использование пришлись бы как нельзя кстати в нашей стране.

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

Вологодская Правда

Всероссийский женский союз НАДЕЖДА РОССИИ

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Ноябрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  


Наш баннер: