КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

Валентин Катасонов. Время закрывать границы

версия для печати

Социально-экономические итоги «коронавирусного» 2020 года оказались крайне тяжёлыми. Принятые подавляющим большинством стран мира из-за объявленной пандемии COVID-19 чрезвычайные меры привели, по оценкам МВФ, к сокращению мировой экономики в целом на 3,3%, или на 3,7 трлн долл. В докладе ООН говорится и об уменьшении на 7,8% объёма мировой торговли. В любом случае, это самые худшие результаты со времён Великой депрессии 30-х годов прошлого века. Причём результаты рукотворные. Национальные правительства принимали эти меры самостоятельно, без какого-либо давления извне, с учётом оценок, прогнозов и рекомендаций специалистов ВОЗ.

Вопрос о том, сколько ещё жертв могла унести коронавирусная инфекция без введения разорительных локдаунов, остаётся открытым на фоне примеров Швеции и Белоруссии, где смертность от COVID-19 находилась примерно на том же уровне, что и в странах с самым жёстким противоэпидемическим режимом.

Так или иначе, эта пандемия, с 2,5 миллионами умерших от неё за 2020 год и общим ростом смертности из-за COVID-19 на 0,0033%, очень многими влиятельными в мире силами была использована как повод для фундаментального изменения всей человеческой цивилизации в своих интересах. Это нашло своё выражение и в известном высказывании Генри Киссинджера: «Мир больше никогда не будет прежним», и в книге Клауса Шваба и Тьерри Маллере “COVID-19: Великая Перезагрузка”, и во многих других заявлениях государственных, политических и корпоративных лидеров, по преимуществу западных.

Несмотря на то, что сейчас эта тема перестала быть «мейнстримной», а прогнозы на 2021 и последующие годы выглядят предельно оптимистично, предполагая бурный рост экономики при отсутствии новых сверхопасных пандемий или других форс-мажорных ситуаций, нет никаких оснований считать, что «Великая Перезагрузка» — вопрос теоретической дискуссии или дело какого-то будущего. Напротив, можно утверждать, что кардинальная трансформация всех сфер жизни современной человеческой цивилизации, включая переделку самого человека в духе так называемого трансгуманизма, уже не только началась, но и давно идёт полным ходом —пандемия COVID-19 придала лишь дополнительное ускорение, а также глобальный масштаб.

Если посмотреть на то, что происходило в мировой экономике и в мировой политике после объявления пандемии COVID-19, то мы увидим весьма целенаправленные и взаимосвязанные изменения.

Так, под флагом компенсации потерь от «коронавирусных» локдаунов ведущие центральные банки возобновили необеспеченную эмиссию денег, объёмы которой в целом оцениваются в 10 трлн долл. за прошлый год. Больше всех отличился американский Федрезерв. Но в его действиях появились неожиданные новые моменты. Прежде всего, имеется в виду создание ФРС совместно с федеральным казначейством США компаний специального назначения — SPV (special purpose vechicle), которые формируют свой капитал за счёт бюджетных денег, а кредиты получают от Федеральной резервной системы. И дальше на полученные деньги они скупают корпоративные бумаги, которые не отражаются на балансе ФРС — ей такие операции проводить запрещено.

Это немного похоже на российскую систему, потому что Банк России не скупает, скажем, государственные ОФЗ. А кредитует системообразующие коммерческие банки, типа «Сбера» и ВТБ, которые эти облигации покупают, и они скапливаются на их балансах. А Центробанк остаётся «чистым», на его балансе этих ценных госбумаг нет.

Но самое интересное, что управлять этими SPV-компаниями призвана частная инвестиционная компания BlackRock. Тем самым на месте привычного американского финансового дуумвирата из Минфина и Федрезерва возник триумвират, то есть Минфин, ФРС и BlackRock. А BlackRock, созданная в 1988 году, наряду с Vanguard, States Street и Fidelity входит в «большую четвёрку» крупнейших инвестиционных компаний мира, являясь крупнейшей из них. Эти компании, помимо собственных активов, имеют ещё и гигантские активы, находящиеся в их администрировании или в трастовом управлении. В частности, Black Rock управляет средствами клиентов на сумму 8,7 трлн долл., States Street — более 8 трлн долл., Vanguard — более 6,5 трлн долл. и Fidelity — более 4 трлн долл. Компании «большой четвёрки» тесно сплетены между собой системой перекрёстного владения акциями друг друга, в совокупности представляя невероятно мощную финансовую силу глобального масштаба. Для сравнения, находящиеся под их управлением активы превышают годовой ВВП США, Китая или Евросоюза.

И вот ещё в 2020 году, до инаугурации Джо Байдена, денежные власти Соединённых Штатов предоставили Black Rock особые полномочия для работы на финансовых рынках: как американских, так и зарубежных. В результате выстраивается очень интересная и, на мой взгляд, очень опасная схема. В марте прошлого года конгресс США утвердил, а президент подписал закон о помощи экономике и гражданам на сумму 2,2 трлн долл. Управлять этими деньгами тоже будет Black Rock. Но как управлять?

Это управление, судя по всему, будет осуществляться в рамках так называемой системы ESG (Environmental, Social, Governance), то есть экономики «экологичной, социальной и управляемой» — новых стандартов бизнеса, которые официально пока нигде не утверждены, но на практике уже достаточно широко используются, а теперь будут внедряться как явочный порядок, «основанный на правилах». А правила намерены устанавливать те, кто в реальности правит США и Западом в целом.

Что такое «экологичная» экономика, мы уже достаточно хорошо знаем. Сейчас главным её направлением названа борьба с изменениями климата, под которыми подразумевается «глобальное потепление», якобы вызванное выбросом гигантского количества «парниковых газов» вследствие экономической деятельности человека, прежде всего — ископаемых энергоносителей. Вынося основное производство в страны «третьего мира», западные монополии уже не довольствуются сверхприбылями — они намерены штрафовать производящие страны за «углеродный след», на своей территории развивая и финансируя — за счёт доли от всё тех же сверхприбылей и штрафов — пресловутую «зелёную энергетику» и «зелёную экономику».

В этой связи следует заметить, что при Трампе США отказались исполнять условия Парижского соглашения по климату, поскольку данное соглашение противоречило MAGA-стратегии Трампа: «Сделать Америку снова великой!» за счёт возвращения на её территорию производственных цепочек ТНК и расширения добычи полезных ископаемых. Байден уже 22 января 2021 года, на второй день после своей инаугурации, дал команду начать подготовку вступления США в Парижское соглашение по климату, которое состоялось уже 19 февраля, меньше чем через месяц. А значит, всё здесь было уже подготовлено, проработано и решено заранее. Кстати, без всеамериканского локдауна из-за COVID-19, сведшего на нет все успехи Трампа в сфере экономики, победа Байдена была бы не сомнительной, а скорее всего, просто невозможной.

Но случилось то, что случилось, и теперь BlackRock, частная корпорация, будет оценивать те или иные экономические проекты, те или иные компании в США, во всем мире на предмет влияния их деятельности, предполагаемой или актуальной, на климат, открывать или закрывать им финансирование. Тем, кого сочтут «грязными» или «углеродными», в праве на будущее откажут. А тех, кто найдёт иные источники финансирования, в том числе со стороны национальных государств, будут давить «климатическими» санкциями и штрафами точно так же, как сейчас давят «политическими».

Примерно то же самое касается «социальной» экономики, в обязательном порядке учитывающей и защищающей права различных меньшинств: расовых, сексуальных и так далее. Корпорации и другие субъекты экономической деятельности, которые не гарантируют соблюдения этих прав, будут подвергаться такому же финансовому остракизму, что и «климатические диссиденты».

Таким образом, планируется обеспечить и третий принцип, принцип «управляемой экономики», который приходит на смену принятой в 1992 году в Рио-де-Жанейро декларации ООН, помимо «устойчивого развития» (ныне — Governance) также включавшей в себя «ответственность за окружающую среду» (ныне — Environmental) и «социальный прогресс» (ныне — Social). Весьма показательно, что любые намёки на прогресс и развитие в рамках EGS полностью убраны. И это не случайность, поскольку данная система, видимо, и должна стать практическим воплощением «инклюзивного капитализма», призванного заменить собой капитализм классического, либерального типа.

По всему миру уже создано более 700 специализированных фондов, которые выпускают облигации ESG. Эти фонды обязуются направлять мобилизованные денежные средства лишь в те проекты, которые отвечают критериям ESG. Постепенно складывается рынок устойчивых долговых обязательств (sustainability bond market). Если в 2013 году были профинансированы только ESG-проекты в сфере «зелёной энергетики» на сумму 15 млрд долл., то в 2020 году их финансирование достигло 520 млрд долл. (из них «зелёная энергетика» — 303 млрд долл., «социальная сфера» — 148 млрд долл., и «управляемая экономика» — 69 млрд долл.) Рост почти в 35 раз всего за семь лет! Прогноз на текущий год — до 650 млрд долл. (соответственно: 375, 150 и 125 млрд долл.), рост ещё на 25%, в пять с лишним раз выше, чем рост мировой экономики в целом.

Целями ESG-сектора становится уже не замедление «развивающихся стран», как было в «Декларации Рио», а, как отмечено выше, сокращение экономики и, соответственно, численности человечества ниже «порога возобновляемых ресурсов планеты».

Первая цель — резкое сокращение масштабов производственной деятельности. В «дивном новом мире» будущего, согласно замыслу его создателей, должно жить не более одного миллиарда людей (из них — один «золотой миллион» представителей глобальной элиты; остальные 999 миллионов — обслуга с минимальными стандартами потребления). У Бжезинского в его “Технотронной эре” (1970) это называлось переходом к «постиндустриальному обществу», а в докладах Римского клуба излагалось в виде рекомендаций по деиндустриализации. Римский клуб утверждал, что сокращение масштабов промышленности продиктовано тем, что биосфера не в состоянии больше выдерживать достигнутый уровень техногенных нагрузок.

Вторая цель — резкое сокращение количества субъектов экономической деятельности, дающей им средства к существованию. План «Великой Перезагрузки» заточен на то, чтобы в экономике оставались лишь немногие компании. Хотя Клаус Шваб открыто не говорил о том, что малый и средний бизнес подлежит зачистке, это вытекает из всех его рекомендаций. В «дивном новом мире» управлять экономикой будут глобальные корпорации. Ещё более откровенно об этой особенности будущей экономики, выстраиваемой в интересах «золотого миллиона», писал Жак Аттали в книге “Краткая история будущего” (2006): государства будут поощрять создание корпоративных гигантов, со временем глобальные корпорации возьмут верх над государствами и, в конце концов, уничтожат их. Те же тезисы повторил и 46-й президент США Джо Байден на своей недавней пресс-конференции, и госсекретарь Тони Блинкен, то есть это уже программа действующего политического руководства в крупнейшей стране Запада.

Для проведения подобной перезагрузки предусмотрен ряд инструментов: печатные станки центробанков; выделяемые через государственные бюджеты гигантские «пакеты помощи»; периодические блокировки экономической деятельности локдаунами; ослабление антимонопольного законодательства; введения новых правил игры на товарных и финансовых рынках и т. п. Бизнесу придётся проходить через фильтры ESG, и можно догадаться, что 90 или даже 99 процентов субъектов экономической деятельности (фирм, компаний, организаций) через эти фильтры не пройдут. Глобальная конкуренция должна привести к глобальной же супермонополии.

После того, как лидеры России и КНР не согласились присоединиться к этому процессу и объявили курс на дедолларизацию своих экономик, поскольку доллар — главный инструмент трансформации современного человечества, тот же Джо Байден объявил о начале новой мировой войны: демократий (то есть всех сил, согласных на «Великую Перезагрузку») против автократий (то есть тех, кто на «Великую Перезагрузку» не согласен). И это — война, к которой Россия сегодня категорически не готова.

До сих пор наши границы полностью открыты для движения капиталов. В результате российская экономика фактически управляется из-за рубежа через механизмы установления валютного курса рубля в зависимости от движения капиталов. Достаточно дирижёрам мировых финансов, типа того же BlackRock, дать команду капиталам «на выход!» — и курс рубля пойдёт вниз. А в случае команды «на вход!», всё будет наоборот. В этом плане усилия Центробанка регулировать курс рубля при помощи повышения-понижения ключевой ставки напоминают мне следующую ситуацию.

Представьте себе: зима, на улице минус 30. Загородный дом с котлом. Котёл исправен, работает нормально. У хозяйки дома есть возможность регулировать его мощность. Вопрос: можно ли поддерживать плюсовую температуру и вообще жить в таком доме, если там настежь открыты все двери и окна? Ответ: вряд ли. Чтобы не жечь лишнее топливо и сам котёл, нужно просто закрыть и двери, и окна. То есть закрыть границы, ограничить бесконтрольные трансграничные блуждания капитала и прекратить нынешний театр финансового абсурда, явно противоречащий национальным интересам нашей страны.

В противном случае нас быстро сомнут, оставив на территории России 10-15 млн «грязного» населения, зарабатывающего на жизнь экспортом «грязных» и подсанкционных энергоносителей.

Завтра

просмотров: 2193

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

Вологодская Правда

Всероссийский женский союз НАДЕЖДА РОССИИ

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Апрель 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  


Наш баннер: