КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

Что нужно знать о трагедии на шахте «Северная»

Взрывы, датчики и миллиардер Мордашов

Жертвами аварии на шахте «Северная» в Воркуте стали 36 человек. С 28 февраля по 2 марта в республике Коми объявлен трехдневный траур по погибшим. Открытая Россия собрала 10 главных фактов о трагедии

1. Первые взрывы на «Северной»

25 февраля в 14:22 на глубине 780 метров произошли два взрыва метана и горный удар — обрушение породы, после чего начался пожар. Под землей в этот момент находились 110 человек. Четыре шахтера погибли, девять получили травмы и отравления углекислым газом. Связь с 26 горняками была потеряна.

2. Гибель спасателей

В спасательной операции были задействованы более 350 сотрудников МЧС и около 70 единиц техники. Аварию назвали самой сложной в истории отрасли. Из-за высокой концентрации метана в шахте продолжали происходить локальные взрывы. На глубине 700 м выросла концентрация углекислого и угарного газа, а температура поднялась с 27 до 35 градусов. 28 февраля в 1:25 по московскому времени на «Северной» произошел третий взрыв, в результате которого погибли пятеро спасателей и один шахтер. Поисковая операции была остановлена.

3. 26 пропавших горняков признаны погибшими

Технический совет, оценив газовую обстановку, динамику развития пожара и характер разрушений, 28 февраля пришел к выводу, что людей, оставших в живых, в шахте нет. «Все параметры, которые сложились на аварийном участке шахты, не позволяют кому-то выжить», — сообщил глава МЧС Владимир Пучков. Пропавшие без вести горняки считаются погибшими. Таким образом, число жертв аварии на «Северной» выросло до 36 человек.

Глава МЧС РФ Владимир Пучков (второй справа) у шахты «Северная».” Фото: Владимир Юрлов / ТАСС”

4. Выплаты семьям погибших

Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович пообещал, что семьи жертв аварии получат материальные компенсации — от 4 до 5 млн рублей. Сумма, по его словам, будет складываться из страховых возмещений, выплат от владельца шахты и властей Коми. Кроме того, она будет зависеть от наличия или отсутствия детей в семье погибших. Выплаты должны начаться в понедельник 29 февраля.

5. Об угрозе взрыва было известно еще 11 февраля

Дарья Трясухо, дочь одного из шахтеров, которые оставались под завалами, опубликовала на своей странице ВКонтакте фотографии датчиков, которые показавали значительное превышение уровня метана. Фотографии были сделаны еще 11 февраля. «Последние два дня мой отец приходил домой и говорил, что стабильно газ, и метан идет 2%. Хочу отметить, на шахте на собрании все жены, мамы и родственники подтвердили, что мужчины приходили домой и говорили, что угроза. Начальство и руководство закрыли глаза! — написала девушка. — Еще хочу отметить, когда был взрыв на Воркутинской шахте, главный по технике безопасности не был наказан, а переведен на Северную шахту. Просто знайте: там все были в курсе и все равно спустили людей». Дарья Трясухо сообщила, что 28 февраля дала показания следователю, и призвала горняков и их родственников последовать ее примеру, чтобы виновные в трагедии понесли наказание.

Фото: Дария Трясухо / «ВКонтакте»

6. Шахта «Северная»

Флагманская шахта АО «Воркутауголь» была сдана в эксплуатацию 31 декабря 1969 года после десяти лет строительства. Проектная мощность — до 2,1 млн тонн угля в год. В 2010 году завершилась очередная реконструкция с целью увеличения производительности — по итогам 2011 года горняки добыли 2,4 млн тонн угля. «Северная» вместе с еще четырьями шахтами, угольным разрезом «Юньягинский» и обогатительной фабрикой «Печорская» входит в состав крупнейшего в России угледобывающего предприятия «Воркутауголь»: в 2014 году общие объемы добычи превысили 11,3 млн тонн. «В настоящий момент у нас существует два варианта, которые мы будем рассматривать, заявил технический директор «Воркутауголь» Денис Пайкин. — Первый — затопление аварийной части шахты и очага пожара. Второй — герметизация стволов для того, чтобы исключить доступ кислорода в шахту, и нагнетать специальные вещества в шахтное поле, для того, чтобы локализовать пожар».

7. Кому принадлежит шахта

85% акций «Воркутауголь» принадлежат холдингу «Северсталь». 79% акций холдинга владеет миллиардер из Череповца и один из «королей госзаказа» Алексей Мордашов. В кризисном 2015 году с состоянием в $13 млрд он поднялся сразу на семь строчек в рейтинге Forbes и занял пятое место среди богатейших бизнесменов в России. Вместе с Юрием Ковальчуком и Геннадием Тимченко Мордашов контролирует подсанкционный банк «Россия» и «Национальную медиа группу», председателем совета директоров которой является Алина Кабаева.

Владимир Путин и Алексей Мордашов. Фото: Алексей Никольский / пресс-служба президента РФ / ТАСС

8. Алексей Мордашов отрицает манипуляции с датчиками на «Северной»

«Датчики метана, о которых столько говорилось, специально увязаны в единую систему, по которой датчики передают сигналы в режиме реального времени на центральный пункт, — отверг обвинения владелец «Северстали». — Датчики встроены так, что ими трудно манипулировать, их нельзя закрыть, сигнал сразу же уходит на центральный пульт, их нельзя перенести, они опломбированы». Однако глава Независимого профсоюза горняков России Александр Сергеев подтвердил факты нарушений на «Северной» и жалобы шахтеров на условия труда и уровень безопасности<span “redactor-invisible-space”=””>. А депутат Совета Воркуты Валентин Копасов еще прошлым летом опубликовал открытое письмо собственнику Мордашову, в котором предупредил о растущем риске трагедий на шахтах.

9. «Виновата природа»

Глава Печорского отделения Ростехнадзора Александр Гончаренко утверждает, что в аварии на «Северной» якобы виновата природа. «По полученным материалам и предварительным данным, авария носит природный характер и является горногеологическим событием», — заявил он на оперативном совещании, которое провел вице-премьер Аркадий Дворкович.

10. Предыдущие аварии на воркутинских шахтах

Жертвами взрыва метана на «Воркутинской» 1 апреля 1961 года стали 28 человек, а 20 февраля 1964 года — 59.
4 апреля 1964 года при прорыве плавуна на шахте «Северная» погибли 17 человек.
23 сентября 1980 года взрыв метана и угольной пыли на шахте «Юр-Шор» унес жизни 34 горняков.
31 марта 1995 года из-за взрыва метана на «Воркутинской» погибли десять человек, в том числе пятеро горноспасателей.
18 января 1998 года на шахте «Центральная» на глубине 900 метров возник пожар, произошел взрыв метана и угольной пыли. В результате погибли 27 человек. Тела 17 горняков так и не были найдены.
В 2000 году пожар в административно-бытовом комбинате «Северной», возникший из-за несоблюдения техники безопасности, унес жизни 10 человек, в том числе трех женщин и ребенка.
3 августа 2004 года на «Северной» произошло обрушение породы, в результате которого восемь горняков оказались заблокированы в шахте. Трое шахтеров были вызволены, пятеро погибли.
25 июня 2007 года взрыв метана на «Комсомольской» унес 11 жизней.
16 июля 2011 года на «Северной» на глубине 740 метров произошло обрушение горных пород, в результате которого погибли два человека.
11 февраля 2013 года взрыв метана на шахте «Воркутинская» привел к гибели 19 человек.

Источник

Они были уверены, что мир, который они построят, будет большим, самостоятельным и сильным. Они точно знали, что этот мир им придется оберегать и защищать и были к этому готовы. Но для начала его предстояло построить. А как? Никто в мире такого еще никогда не строил. Создатель первого в мире социалистического государства Владимир Ленин смоделировал такой мир, а Иосиф Сталин претворил эту модель в жизнь. И у них получилось. И появилась могучая страна с лучшими в мире людьми. Экономическая модель Сталина была совершенна, она позволила в кратчайшие сроки сделать из отсталой аграрной страны индустриальную державу, и затем мирового лидера.

Парень из деревни Миндюкино Череповецкого района сделал головокружительную карьеру, став первым секретарем Вологодского обкома КПСС, а затем и первым секретарем ЦК КП РСФСР.

Ступенька за ступенькой Валентин Купцов поднимался по рабоче-партийной линии, пройдя серьезную школу жизни. Волею судьбы он уже не одно десятилетие живет в столице, но сердце его по-прежнему отдано вологодской земле и вологжанам.

Председатель правления Вологодского землячества в Москве Валентин Купцов поделился с читателями газеты «Премьер» своими воспоминаниями и своими планами.

— Валентин Александрович, в июле прошлого года исполнилось ровно 30 лет, как Вы встали во главе области. И когда Вы в воспоминаниях говорили о своем предшественнике Анатолии Дрыгине, отметили, что нынешняя власть «измельчала». Что конкретно имели в виду?

— То, что есть с кого брать пример, и прежде всего — с самого Анатолия Семеновича. Это был человек, прошедший командование штрафными батальонами, Сталинград… Он всегда шел впереди, не отсиживаясь в «штабных». Это была особая личность. Командир, за которым шли. Сколько я прожил, скольких людей видел, скажу, что Дрыгин — это политическая глыба.

Есть одна байка про него. Идет заседание Правительства, которое вел Никита Хрущев, отчитывалась Россия, шел разговор о том, что нет прироста надоев, нет кадров именно в нашей области. На что Хрущев в ответ сказал: «Как нет?! Вот сидит Дрыгин, берите его в Вологодскую область». Приняли решение и направили из Ленинградской области к нам, где он проработал четверть века. И если коротко: внес питерский дух в вологодскую структуру власти.

— А в чем он заключался?

— Прежде всего — в конкретизации работы. Например, в каждом (!) районе он посеял лично по сотке зерна. И когда приезжал на место, слушал не отчеты местных аппаратчиков, а ехал и смотрел то поле, которое сам засеял. Смотрел, делал выводы. И только затем уже шли указания, распоряжения и так далее. Кстати, об этом факте я узнал всего лет пять назад.

— Приходилось слышать, что у Дрыгина был тяжелый характер…

— У него был свой метод работы с каждым человеком в отдельности. Анатолий Семенович был неподкупным и не поддающимся ни на какие соблазны. Он любил людей. Он вкалывал. Был прост и строг. Я в жизни не поверю, что он мог взять кусок сахара, хлеба или мяса просто так, считая, что любое преступление начинается с малого.

Это был человек, который излучал силу духа. Его жизненная позиция была очень жёсткой: обманщиков и «сачков» не терпел. Дрыгин, если таких распознавал, сразу гнал с работы. Его высоко ценили «наверху»: внешний вид, постановку вопросов, манеру поведения и внутреннюю уверенность в себе. Это все привлекало к нему людей. Он очень защищал кадры и работающих людей, не важно, где они находились — в городе или в районе. Это был настоящий хозяин области. Настоящий!

— Валентин Александрович, по советским меркам у Вас была образцовая карьера. С 4-го класса вам доверили лошадь. В 19 лет поручили заведовать избой-читальней. Потом производственная практика на Череповецком металлургическом заводе, а дальше — политическая деятельность…

— Не все вспомнили. Еще я ездил поступать в Арктическое географическое училище в город Пушкин, где меня признали… дистрофиком высшей категории. Я тогда был ростом 178 см и весил 51 кг. Полковник, выдавая документы, сказал: «Молодой человек, мне вас так жалко, но вы такой дистрофик…» Это был 1955 год. На этом, не успев начаться, закончилась моя морская служба.

— Но не карьера… Вы дошли и до секретаря ЦК, и до руководителя компартии РСФСР. Как считаете, сегодня человеку из глубинки можно подняться на такой политический Олимп?

— В современной системе нет, не подняться. Это мое личное убеждение. Нет сегодня той деревни, в которой воспитывались такие люди, нет тех школьных учителей, которые не просто учили, а давали уроки жизни. Нас воспитывали именно учителя, а не родители, которые вкалывали практически сутками. Сегодня такого нет.

Знаете, в мою школу ходили дети из 14 деревень. Пешком за 9 километров. С 8 лет все были на сенокосе. В обязательном порядке. 10-й класс я заканчивал в Уломе, в 17-ти километрах от дома. Школа располагалась в бывшей церкви, и три года пришлось жить в общежитии. Неделю учишься, в пятницу — домой, а в воскресенье — обратно пешком в Улому. Это было трудно, но и веселее времени не было!

— Вы прошли через первые демократические выборы. Были избраны председателем областного совета, сохранили за собой должность первого секретаря обкома партии. Это был, кстати, крайне редкий для страны случай. Но… буквально через месяц уехали в Москву, лишившись обоих постов. Приказ партии?

— Да. Никто из нас в Москву сам не стремился. И тяги такой не было. Москва была чем-то далеким, чужим, со своим укладом жизни, к которому мы не были приспособлены… Когда пришел из армии, работу искал где попало: специальности никакой не было, а содержать меня никто не мог. Если б позволяло здоровье, сидел бы на полярных станциях, потому что это было очень престижно. Но судьба сложилась так, что я искал работу в Череповце.

Утром приходил в отдел кадров металлургического завода, занимал очередь среди солдат. Проходил туда 42 (!) суток, каждый день. Наконец однажды в этой очереди меня заметили: «Вижу вас здесь уже больше месяца и все в одном и том же бушлате». И направили к директору завода. А уже в пятницу сообщили: «Будь готов!». Это был человек, который от имени директора приказал начальнику отдела кадров устроить меня грузчиком.

А таскали мы кирпичи. В руки брали столько, сколько они терпят. Очень интересная, творческая работа (смеется). 6 месяцев я вкалывал в этой должности. График был такой: 50 минут работаем, 10 — перерыв. Никаких присесть, покурить. Живот у меня был синий, как лук репчатый… Отец, умирая, увидел и спросил: «Сынок, почему у тебя брюхо-то синее?», а я в ответ только вздохнул.

Потом уже Ананьевский (Михаил Григорьевич Ананьевский, директор Череповецкого металлургического завода в 1973-1981 гг. — Прим. ред.) взял меня вальцовщиком первого листопрокатного цеха…

— 1992 год, 26 мая. Вы представляете компартию в Конституционном суде на процессе по делу КПСС и КП РСФСР и произносите такую фразу: «Я, секретарь КП России, отработавший в этой должности 12 дней, буду защищать честь и достоинство партии, в которой состою». Не обидно было, что после этого съезда не Вы возглавили КПРФ?

— Неет… Я был определен ответственным от компартии России решением суда. Просто потому, что никого другого в тот момент не было. За два года я 58 (!) раз выступал в суде. Все было строго. Сказал не так — используют юриста. Мы знали, что нас подслушивают везде, поэтому уезжали в лес километров за 20, где разрабатывали тактику. Важно, чтоб это все было юридически выверено. Конституционный суд освещали около 300 журналистов.

Нужно было уничтожить компартию именно в России. Это была задумка с точки зрения тогдашней демократии, и она, наверное, была правильной. В решении Конституционного суда не было слова «запретить», было — «приостановить». Наши юристы цеплялись именно за такую формулировку. Она спасла партию. Если бы был запрет, где бы я был вообще — не знаю (смеется).

— А правда, что Вы были «на ты» с Борисом Николаевичем Ельциным?

— Да, было такое. Знаете, что еще могу сказать, на момент знакомства Ельцин был заведующим отделом строительства ЦК КПСС. Грамотным. Деловой, хваткий, знал строительное производство. Не замечал за ним, чтобы он когда-то дурил. В делах или поступках. Он любил дисциплину и очень часто проверял ночные смены на производстве. А еще Борис Николаевич был официально ответственным от Политбюро на строительстве пятой доменной печи в Череповце.

— Валентин Александрович, Вас часто называли «серым кардиналом» КПРФ. Обижались или гордились?

— Тогда просто других кардиналов не было. Работа в суде дала мне совершенно новую известность. Да, я был хорошим вальцовщиком, работником металлургической отрасли, за что получил трудовую медаль, орден «Знак Почета», орден Трудового Красного Знамени, второй орден Трудового Знамени и еще орден Ленина потом получил. Но в то время такое решение Конституционного суда спасло меня политически, позволило продолжить работу сначала по восстановлению партии, а затем и в Государственной Думе.

Был у меня такой случай. Идет заседание Верховного Совета СССР. Анатолий Иванович (председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов. — Прим. ред.) его ведет, я сижу во втором ряду. И тут приходит от него записка: «Валентин Александрович, у вас на квартире идет обыск. Рекомендую срочно ехать домой». Я приехал домой. Люся (супруга Валентина Купцова Людмила. — Прим. ред.) лежит на полу без сознания. Два капитана держат стремянку, а третий сидит наверху и проверяет каждую книжку. Люсю я откачал, а потом задаю им вопрос: «Что вы ищете?» Они искали какие-то шифровки, которых у нас не было.

— Лично для меня, для моего поколения Вы первый секретарь Вологодского обкома со всеми вытекающими регалиями — «Волгой», кабинетом с телефонами-«тройками», штатом помощников… Но все утверждают, что Вы очень демократичный человек. Когда были в Государственной Думе, на работу ездили на метро. Говорят, Вы каждый день примерно час времени старались тратить на избирателей.

— Это все наша вологодская школа. Общение с людьми, которые прошли трудовой путь, — это нормальное желание быть с ними на равных. Человек всегда ищет, кому рассказать о своих проблемах и заботах, и ему крайне важно, чтобы его выслушали и услышали. Для меня такие встречи и разговоры стали внутренней привычкой. Раз уж я попал в среду, где принимаются решения, по-другому и быть не может!

— В апреле 2010 года в ряде российских интернет-изданий появилась информация о… гибели Купцова на охоте. Что можете сказать про эту историю?

— Провокация. Высшей пробы. Видимо, хотели в очередной раз вывести из себя. И возможно, не меня, а Люсю. Я был в то время в командировке в Кирове, и вдруг мне звонят. В трубке слышу: «Ой, слава Богу! В газетах пишут, что ты убит». Я сразу подумал о Люсе… Но факт такой действительно был.

— А сегодня свыклись с жизнью в Москве? Прикипели к столице?

— Привыкнуть к Москве людям, выросшим в деревне и любящим ее от души, сложно. В Москве человек теряется. Ты можешь оступиться, упасть, но никто к тебе не подойдет. А если в деревне человек упадет, то через 30 минут об этом вся округа узнает. Москва — это город противоречий. Я себя в ней не нашел. Стараюсь уезжать из города отдыхать. У меня есть участок в Константиново. Есть домик, которым владеет моя дочь Наталья. Ей сейчас 55 лет, она педагог в лицее. А через сто метров еще один маленький домик. Он принадлежит второй дочери. Ирина — профессор МГУ, доктор исторических наук.

— Валентин Александрович, как человек, который 42 дня устраивался на работу грузчиком и достиг высшей партийной карьеры, Вы собой довольны?

— Не вижу в себе ничего удивительного.

— А своей жизнью?

— Жизнью — да! Я всегда выполнял свой долг. И достиг того, что смог достигнуть. А еще я могу посидеть в компании, поиграть на гармони, спеть песню, в том числе и матюжную (смеется).

Марина Липина

Источник

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

Вологодская Правда

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Февраль 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29  


Наш баннер: