КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Вологодское областное отделение

Жесть как она есть, или как я была наблюдателем на выборах Губернатора Вологодской области

версия для печати

Сегодня 15 сентября 2014 года, 5 утра, первый рабочий день недели.

Необходимо как-то собраться и включиться в рабочий процесс, но эмоции, которые я получила от присутствия на выборах Губернатора Вологодской области на одном из избирательных участков города Череповца в качестве наблюдателя от КПРФ, просто зашкаливают и не оставляют мой разум ни на минуту. Поэтому  решила написать краткий отчет о прошедшем мероприятии.

Началось все недели за 2-3 до выборов. Позвонили из горкома партии, предложили стать наблюдателем на выборах 14 сентября 2014 года. Согласилась сразу, так как давно хотела посмотреть на эту кухню изнутри. Карусели, подставы, подмены, вбросы и еще куча эпитетов, которыми после каждых выборов сопровождаются публикации в прессе и Интернет, захотелось увидеть своими глазами. Честно признаюсь, для меня эти выборы были «разведка боем». В общем, собиралась в тыл врага.

Итак, 11 сентября, в назначенное время и место пришла на собрание, организованное КПРФ для членов участковых избирательных комиссий и наблюдателей. На это же собрание была приглашена очень приятная женщина, представляющая городскую избирательную комиссию.

Поставленным голосом, в позитивном ключе, она донесла до всех присутствующих общую информацию, с которой мы естественно должны были быть ознакомлены: что за выборы, сколько участников, сколько участков в городе, сколько членов может быть в избирательной комиссии, как их будут кормить, сколько денег и когда они получат за свою работу, ну и самый главный момент – как выяснилось, на 80 % избирательных участков в нашем городе будут установлены чудо-машины для электронного голосования, сокращенно именуемые КЭГ.

В помещении поднялся гул. По конференц-залу начало раскатываться недовольное улюлюканье: «Все, теперь вообще правды не найти. Раньше хоть можно было на бумаге отследить, за кого действительно поставят галочки. Они это специально делают. Зачем тогда вообще наблюдатели? Если бы знал про КЭГи, не стал бы участвовать и т.д.»

Представитель горизбиркома заняла глухую оборону, отчитывая нас за несознательность, безапелляционно заявив, что все там честно и электронику не обманешь и ей вообще не понятно, почему у нас такой негативный настрой – ведь мы делаем одно дело. Кстати, последнюю фразу многие восприняли как личное оскорбление. Тетенька ушла, пожелав нам удачи.

И вот, казалось бы, тот момент, когда можно объяснить людям, как они должны действовать, каким законом все это регулируется, раздать его на бумажных носителях, или хотя бы сказать номер и дату для поиска публикаций самостоятельно, выдать образцы заявлений, в которых уже будут проставлены пункты закона нарушаемые, как выяснилось позже, при голосовании почти каждого избирателя. Ан нет, на вопрос что нам делать – представитель КПРФ сказал,  как отрезал: «Наблюдать и не скандалить»! Ну что, поняли – зауважали, взяли агитационные материалы, весьма не содержательные памятки для наблюдателя, вышли на улицу.

На крыльце уже проговорили, о возможных вариантах развития событий, приняли решение, что в первую очередь нужно наблюдать за волонтерами, которые будут «обучать людей голосовать» перед входом на избирательный участок с КЭГми. Поделились опытом пресечения нарушений, у кого таковой имелся, обменялись телефонами «на всякий пожарный». С тем и разбрелись по домам.

И вот наступил день «Х».

В 6.10 утра воскресенья, будильник безжалостно прервал мой сон на самом интересном месте. С надеждой, что потом досмотрю, сгребла себя с кровати. Быстро собралась, взяла бумагу, ручку, термос, «дубликат бесценного груза», ну и еще некоторые спецсредства, перечисленные в памятке, благо они у меня все уместились в один аппарат марки «хороший телефон».

7.30. Пришла на участок, заняла место под надписью «Наблюдатель». Рядом увидела еще одного не выспавшегося, но видимо сознательного, как позже выяснилось, «товарища», хотя на груди у него висел логотип совсем другого раскрученного политического брэнда.

Избирательная комиссия действовала четко, как положено по инструкции, все опечатали, все подписали, все зачитали, все зафиксировали – молодцы одним словом. Ну, думаю: «Врешь, не возьмешь!» Спички в глаза вставила, бумагу достала, приготовилась отмечать всех проголосовавших, чтобы мои данные по явке избирателей совпали с явкой машины, которую «невозможно обмануть», т.е. КЭГом.

08.00. Распахнулись двери надежды на стабильность и светлое будущее в рамках отдельно взятой области, и в избирательный участок потянулся электорат. Конечно пенсионеры, конечно еле ходящие, с палочками и костылями, парами, поддерживая друг другу за локоток, но с улыбкой и оптимизмом в голосе.

Встала, пошла наблюдать за волонтером. Ага, сейчас я вас за руку поймаю, как вы бедных старушек и старичков учите нужные вам кнопки нажимать. И представляете, у меня лично не было к этим ребятам никаких претензий. Просто молодцы. Очень вежливо и тактично, все объясняли, полностью игнорировали вопросы типа: «А как мне нажать за Иванова или Петрова». Четко объясняли, что человек должен прочитать сам, обязательно проверить, того ли кандидата выбрал, проверить, тот ли кандидат пропечатался на ленте, после завершения процесса голосования. Народ смущенно хихикал, говорил, что как то все это мудрено, со страхом или наоборот чрезмерной силой, мучал сенсорную панель тренажера, краснел, потел, но пытался, как мог укротить технический прогресс. Волонтеры терпеливо тренировали спортсменов-избирателей старшей возрастной группы нажимать кнопки на сенсорном экране тренажера КЭГ. В общем, на моем участке были порядочные и профессиональные волонтеры, а может мне просто повезло.

Ну и вот торжественный момент! Подходит избиратель к представителю комиссии, находят его фамилию в списке избирателей и ОПА – Googl мне в помощь*, первое нарушение:
«п 6. ст. 64,   67–ФЗ   «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» – «При получении бюллетеня избиратель, участник референдума проставляет в списке избирателей, участников референдума серию и номер своего паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина. С согласия избирателя, участника референдума либо по его просьбе серия и номер предъявляемого им паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, могут быть внесены в список избирателей, участников референдума членом участковой комиссии с правом решающего голоса. Избиратель, участник референдума проверяет правильность произведенной записи и расписывается в соответствующей графе списка избирателей, участников референдума в получении бюллетеня».
А теперь вспомните,  вы сами когда-либо на выборах вносили реквизиты своего документа в список избирателей? А Вас когда-нибудь на избирательном участке спрашивали разрешения вписать эти данные в список? Нет, много чести: «Паспорт давайте, вот здесь распишитесь» – у меня обычно так данные вносят. Вы, во-первых, собственно как и я, абсолютные невежды в этом вопросе, а во-вторых, существа беспомощные, на взгляд членов избирательной комиссии и вообще, надоест ждать, пока Вы там что-то впишите. Ну да ладно, пометку себе сделала, сижу, наблюдаю дальше.

Бедная хрупкая старушку получает заветную карточку со штрих-кодом и еле переставляя ноги подбирается к адскому КЭГу, призванному облегчить ей жизнь в момент реализации ею одного из главных прав гражданина РФ!
Добрела. Рука с карточкой предательски дрожит. Увидела аппарат – ноги подкосились, все тренировки с волонтером пошли прахом. Поворачивается к аудитории с испугом на лице. Мы все смотрим на нее, затаив дыхание. «А чё делать то? Как голосить то?» – обескуражено спрашивает она глядя на нас, как на последнюю надежду в своей долгой и нелегкой, наверное, жизни. Ну что здесь скажешь, бабушку жалко всем и я тоже не зверь. Сижу, держусь из последних сил, но молчу – сказали наблюдатель может только наблюдать, исполняю.  Естественно, сердце председателя избирательной комиссии не выдерживает, она срывается с места и начинает активно помогать старушке тыкать на кнопки. Вроде все, аппарат сказал: «Спасибо  за голосование». Ну, думаю, с почином нас. Бывают же такие старушки, а председатель молодец, сделала доброе дело.

Проходит минут 5. Теперь та же картина повторяется с дедушкой, только вот теперь уже вся избирательная комиссия начинает кричать с места: «Подвигайте картой. Вертикально, горизонтально, верх, вниз, отойдите дальше, подойдите ближе и т.д…». На участке стоит ор, дедушка в ступоре. На этот раз не выдерживает волонтер, вбегает из коридора и…, человек снова голосует с помощью другого лица.

На третьем человеке я поняла, что день вовсе не будет таким томным, как я ожидала. Включаю видеозапись. Выступления у КЭГов в дуэтах, а порой даже трио и квадро, при шумной поддержке аудитории, продолжаются.
Достаю лист бумаги, начинаю писать заявление на имя председателя участковой избирательной комиссии:
«В 8 часов 15 минут на ИУ № …. В нарушение п.10 ст.64  67– ФЗ   «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» ….
Чувствую – за мной наблюдают. Один из членов избирательной комиссии подходит к председателю и говорит шепотом: «Она на нас жалобу пишет». Я парирую: «Не жалобу, а заявление о нарушении».
Уполномоченные лица с удивлением на меня смотрят: «Что мы нарушили?»
Отвечаю: «п.10 ст.64. Вы не имеете права помогать голосовать вообще. А избиратель, обязан сделать устное заявление, что не может сам проголосовать и запись о помощнике должна быть внесена в список избирателей».
Для верности, Googl мне в помощь*, зачитываю оный пункт статьи:
«Избиратель, участник референдума, не имеющие возможности самостоятельно расписаться в получении бюллетеня или заполнить бюллетень, принять участие в электронном голосовании, вправе воспользоваться для этого помощью другого избирателя, участника референдума, не являющихся членом комиссии, зарегистрированным кандидатом, уполномоченным представителем избирательного объединения, членом или уполномоченным представителем инициативной группы по проведению референдума, доверенным лицом кандидата, избирательного объединения, наблюдателем. В таком случае избиратель, участник референдума устно извещает комиссию о своем намерении воспользоваться помощью для заполнения бюллетеня, участия в электронном голосовании. При этом в соответствующей (соответствующих) графе (графах) списка избирателей, участников референдума указываются фамилия, имя, отчество, серия и номер паспорта или документа, заменяющего паспорт, лица, оказывающего помощь избирателю, участнику референдума.»
Народ расстроился, но со мной согласился. Мы же занимаемся реализацией законных прав граждан, сами должны закон соблюдать.

Ну и дальше началось. Девушка волонтер просто не отходила от КЭГов на избирательном участке, комиссия покорно вносила ее паспортные данные в список избирателей после каждого «группового голосования», волонтер расписывалась в соответствующих графах, все это заверялось подписью председателя.
Я махнула рукой, заявление о нарушении написала и убрала в сумку. Членов избирательной комиссии стало жалко. Я так понимаю, любые нарушения отражаются на их заработной плате, а в наше время с деньгами не шутят. Да и нарушение было, типа устранено. «Типа», потому что остальных помогающих: внуков, детей, соседей по КЭГу, подруг и друзей никто в список избирателей не вносил и подписей они никаких не ставили.
Честно скажу, что проблемы с самостоятельным заполнением электронного бюллетеня и соответственно, оказанием помощи при голосовании, возникли у 80 % избирателей на участке, где я находилась, хотя соответствующее отметки, были сделаны в списках далеко не у всех. Не могли справиться с аппаратом и молодые женщины и мужчины, «подвисала» даже молодежь, которая на «Ты» со всеми техническими новшествами. Но были и те, кто очень быстро выполнял поставленную перед ними задачу. Кстати, среди них было немало людей преклонного возраста. Пара человек даже сказала: «Прикольно, мне понравилось так голосовать».
Про тайну голосования я вообще молчу. Мягкие, 30 сантиметровые бортики «чемодана» в котором находится КЭГ, вообще никак не закрывают информацию на экране. Более того, члены избирательной комиссии, сидящие в 1-1,5 метра от КЭГа видят, что происходит на экране и подсказывают избирателю: «Нажмите назад, нет еще раз, вот, теперь на зеленую, теперь подтвердить». И я уже не говорю о рефлексе «двоечника», когда избиратель вроде все понял на тренажере или сказал: «Сам разберусь, не надо меня учить». А потом подошел к КЭГу и растерялся. Для русского человека вообще зачастую сложно попросить помощи. Мы же нищие, но гордые. А теперь представьте, когда это мужчина средних лет, пришел в хорошем настроении, сделал всем дамам комплименты, а потом вдруг такой коллапс. Подошел к КЭГу и не знает что делать. Ему очень неловко в этот момент, а на него все пристально смотрят. Кому хочется выглядеть безграмотным дураком? Он, естественно, начинает наблюдать за манипуляциями соседей по КЭГу, и поверьте – это было сплошь и рядом. Для любого человека очень унизительно и неприятно оказаться «списывающим двоечником» в приличном уже возрасте, и думаю, не менее неприятно тому, с кого «списывают» как нажимать кнопки на КЭГе.

За целый день, только один молодой человек гаркнул на бабушку, смущенно топчущуюся около него в момент голосования, пытающуюся подглядеть, как же правильно пользоваться этой машиной: «Отойдите от меня, голосование тайное и Вы мне мешаете».

Ну а теперь не много о том, что каждый народ имеет ту власть, которую он заслуживает!
В целом, народ приходил позитивно настроенный. С порога поздравляли нас с праздником и я, честно говоря, недоумевала – с каким? В коридорах перед избирательным участком торговали семенами, рассадой и дешевой американской косметикой. Пенсионеры, а их было подавляющее число, рассказывали о своих горестях и лишениях. О больницах в ужасающем состоянии, об отсутствии дорог и газа на их дачах, о дороговизне лекарств, проезда, коммуналки и прочих компонентах их не очень насыщенной жизни (раз для них даже выборы праздник и возможность хоть куда-то выйти, где их ждут и они важны). Некоторые вспоминали советские времена. Одна дама преклонного возраста  сказала, что ненавидит тот строй за то, что ей дали бесплатную путевку в Ливадию не в сезон. Она с платьями приехала, а там холодно – так и мерзла в пальто весь отпуск. И еще за то, что алкоголиков с работы не увольняли, а тянули и заставляли работать – надо было их бросить, пусть бы сами выплывали. Действительно, ужасающие факты советской действительности.
Вот именно такие избиратели  и были нужны на этих выборах. Те, кто регулярно сморит местные новости и читает местные газеты. Такие, знаете ли, личные видео дневники о паре-тройке героев нашего времени в отдельно взятом субъекте РФ и публикуемые в широкой печати ежедневные отчеты – автопортреты.

На выборы, в основной своей массе, пришли не те пенсионеры, которые как говорят  «старички-боровички», которым до всего всегда есть дело,  которые всем на свете интересуются и постоянно что-то ругают… Знаете, где они были? Они на дачах и в лесу, т.к. «более удачного» дня для выборов, придумать было нельзя. Последние дни, когда есть возможность собрать урожай и сделать заготовки на зиму, вывезти все, что они там нарастили за сезон. А работающие граждане и тем более живут от пятницы до воскресенья в дачный период. Молодежь по собственному желанию на выборы тоже не особо идет.
Пришли те, кто по состоянию здоровья, даже на дачу  уже ездить не может. А вы им КЭГи!
Особенно запомнилась одна старушка. Проголосовав, естественно с помощью волонтера, развернулась к нам и сказала, цитирую дословно: «Я вот за Олежку голосую, такой он бойкий и трудяжка, на заводе ведь на нашем работал. Мне то ведь все равно, я недолго проживу, я для вас голосую, чтобы у вас все было хорошо». Бабуля оказалась 1925 года рождения. Что здесь скажешь? Горько и обидно за них, за стариков вот таких, дай Бог им здоровья, и спасибо, что искренне заботитесь о нас молодых, пусть даже вот таким вот образом.

Да, еще один момент, который не могу упустить. Голосование на дому. Заявок было не много, и дома находились в шаговой доступности от избирательного участка. Запаслись бланками заявлений,  переносным КЭГом, и отправились по квартирам. Вот здесь реальная жесть! На первом же адресе из открывшейся для нас двери, в нос ударил смрад. Дедушка приходил голосовать сам, а вот с бабушкой беда. Проходим в комнату, кругом грязь – а по-другому и быть не может, дедушка сам «не известно в чём душа держится», а еще тяжелый инвалид на руках. Лично для меня такие мужчины – ГЕРОИ!
На разложенном диване, застеленном клеенками, сидит женщина, очень старенькая  худенькая, на голове свалявшийся колтун из седых волос.  Женщина, раскачиваясь взад-вперед, находясь в состоянии истерики, повторяет без остановки бессвязный набор слов. Иногда переходит на крики: «Помогите, помогите, давайте быстрее, помогите, мне больно….». Члены избирательной комиссии помогают деду заполнить заявление. Кто мы и зачем пришли она не понимает, она просто кричит и плачет. Я вжалась в стену, нахожусь в полном шоке. Просто декорации к фильму ужасов. Наступает торжественный момент голосования. Как неадекватного, неходячего инвалида подтащить к этому КЭГу, который стоит от нее метрах в двух, так как подключен к розетке? Переглядываемся с членами комиссии. Махаю рукой, делайте как знаете, только пойдемте скорее отсюда, зачем издеваться над больным человеком, который бьется в истерике при виде нас. Дед спасает ситуацию – голосует за супругу сам. И так почти на всех адресах: здоровый делал выбор за больного, правда состояние у людей  было полегче и они могли произнести фамилию кандидата, правда не всегда правильно, несмотря на частоту ее повторения в СМИ.

Вернулись на участок. День пошел на убыль, голосование продолжалось в том же ключе. Люди шли разные. Кто-то пытался танцевать посреди кабинета с палочкой и петь частушки, кто – то в психе бросал карточку, так как не мог справиться с КЭГом и выбегал с участка. Догоняли, уговаривали вернуться. Кто-то не смог до конца выполнить все требуемые манипуляции с аппаратом и его голос не был учтен, причем мы об этом узнали, когда в конце дня распечатали протокол.  Некоторые подходили и говорили, голосую за «Иванова», я не знаю, кто еще участвует в выборах. При этом баннеры с информацией о кандидатах висели у входа в участок. На предложение пройти почитать отвечали, что некогда и очень торопятся на работу.

В 20.00 участок закрыли. Члены комиссии действовали четко в соответствии с инструкцией. Распечатали итоговый протокол – машина сама его «свела». Извлекли ленты с ФИО кандидатов, и закрыли в опечатанный конверт. (Кстати, ленты проверить не дали.)

Постараюсь завершить свой рассказ неким выводом – на моем участке из 100 %, которые могли бы придти и проголосовать, пришли 20%. Из этих 20 %, больше половины проголосовали за одного кандидата – причем, никакого обмана здесь нет, народ действительно так проголосовал.

Таким образом, 12% избирателей, о составе, социальной принадлежности и психическом состоянии которых я писала выше, приняли решение как нам с Вами жить дальше. Вот так то!

За себя скажу – на следующие выборы пойду обязательно, только теперь с готовыми бланками заявлений о нарушениях и с грамотными помощниками. Одной конечно тяжеловато с 7 утра и до 9 вечера пытаться изменить мир к лучшему на отдельно взятом избирательном участке.

Всем здоровья и добра!

Ирма Рэд

просмотров: 380

Программа КПРФ



сайт Коммунистической партии Российской Федерации

Время вступать в КПРФ

Дети войны

Интернет телеканал Красная линия

Вологодская Правда

КПРФ ТВ - интернет канал

Онлайн-журнал КПРФ

Интернет-версия газеты Правда   Официальный сайт газеты Советская Россия

Официальный сайт Ленинского Комсомола

Русский Лад - Всероссийское Созидательное Движение





Подписка на ленту новостей

Архив новостей:

Октябрь 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  


Наш баннер: